Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Фёдор Панкин – живописец и зодчий

№13 от 27 марта 2013 года

В сегодняшнем Егорьевске имя Федора ПАНКИНА вспомнят немногие. Между тем, память об этом человеке присутствует в нашем городе зримо и ощутимо. Это -  ДК имени Конина, хлебозавод, завод асбестотехнических изделий, дома первой, второй очереди, поликлиника №1,  жилой комплекс на ФУБРах, а также многие другие егорьевские здания 1920-х -1950-х годов. 
Профессиональный строитель, Фёдор Александрович непосредственно руководил возведением этих нужных городу объектов. Это был замечательный художник и просто хороший человек, добрую память о котором сохранили многие знавшие его егорьевцы.


Благословение старца
Мать Фёдора Александровича, Екатерина Ивановна, крепко держалась традиций православной веры – посещала храм, молилась, причащалась, а также постоянно испрашивала благословения на различные мирские дела у знакомого ей старца. Всякие нововведения были ей явно не по душе. В частности, уже в советское время она категорически возражала против того, чтобы её уже взрослые дети посещали кино, называя его «бесовскими картинками».
В начале двадцатых годов, присмотрев себе девушку, Фёдор попросил благословения на женитьбу у матери. Та сказала, что прежде должна испросить на это совета у старца. Для Фёдора это показалось явным перебором. Мать и её взгляды на жизнь он уважал, но выполнять волю незнакомого человека ему не хотелось. Тем более, если эта воля будет противоречить велению его сердца. Решил так: пусть старец говорит, что хочет, а сделаю я по-своему и от невесты не откажусь. 
Через несколько дней после разговора с матерью, придя домой, Фёдор застал старца. Тот был в тёмной рясе. Мать испросила благословения, сказала, что жениться сын собирается на крещёной православной Марфе Кожуриной. Старец посмотрел внимательно на Фёдора и предрёк: «Да, поженятся они, три сына у них будет…» Это прозвучало как благословение. Стали готовиться к свадьбе.

Ф. Панкин с сыновьями, конец 1930-х годов.


Вскоре, в 1924 году, родился сын Гелий. За ним – Юрий. И следом младший – Александр.
Кстати, сильная и бескомпромиссная вера бабушки Екатерины Ивановны не раз сыграла роль в судьбе внука Гелия. В 1942 году, провожая внука на войну, она уверенно сказала ему: «Тебя не убьют. Я всё сделала». Кому и как молилась бабушка, какие обеты давала - неизвестно, однако Гелий Фёдорович действительно прошёл почти всю войну и вернулся домой. Воевал на передовой, за спины товарищей не прятался, но, как сам рассказывал, все годы войны был уверен, что вернётся. Так и получилось, хотя из его ровесников 1924 года рождения, призванных на фронт, мало кто уцелел.

1-й выпуск курсов строительных мастеров (десятников) Егорьевского Горкомхоза, 1936-1937 гг. Слева в верхнем ряду Ф.А. Панкин

Учебные мастерские Егорьевского электромеханического училища им. цесаревича Алексея, которое Федор Панкин закончил в 1914 году. Фото около 1916 года.

Репрессии
Во второй половине тридцатых годов Фёдор Александрович занимал должности росстройконтролёра при президиуме Егорьевского Госсовета и  начальника отдела капстроительства Егорьевского райпромкомбината. Работа эта в те годы, как и многое прочее, была опасная. В эпоху поисков врагов народа любую неудачу, происшествие или несчастный случай на стройке могли расценить как вредительство. А там и до обвинения в шпионаже недалеко – об «американском» прошлом Фёдора Александровича никто не забыл.
За домом Панкина было установлено наблюдение, родные и близкие не раз видели якобы прогуливающихся поблизости незнакомых людей. На «американца» писали доносы. Об одном из них Фёдору Александровичу сообщила сама председатель Егорьевского городского комитета ВКП(б) Зинаида Прищепчик, приехавшая как-то вечером за Панкиным на служебной машине и попросившая проехать с ней к помещению нового диспансера (ныне поликлиника №1), чтобы он лично показал и рассказал, как устроена… канализация. Случай этот носил трагикомичный характер, но участникам его было не до смеха. Дело в том, что Прищепчик передали донос некоего «бдительного» гражданина, который сообщал, что американский шпион Панкин устроил систему канализации так, чтобы в будущем непременно, на радость международному империализму, нечистоты затопили это советское медицинское учреждение. Убедившись, что всё написанное – бред, Прищепчик не дала ходу бумаге, но вскоре её саму арестовали.
Удивительно, но, занимая высокие должности в городской партийно-хозяйственной иерархии, Фёдор Александрович умудрялся оставаться беспартийным, хотя попытки принять его в партию делались неоднократно. Может в этом, а еще в том, что он всегда держался от политики и от остального городского начальства в стороне, и был секрет его выживания в те трудные годы. А может, просто городское начальство ценило тихого и работящего профессионала, молча и аккуратно делающего своё важное дело. Ведь в случае любого крупного ЧП на егорьевском строительстве полетели бы головы многих районных руководителей. Фёдор же Александрович казался им человеком, прочно прикрывающим свой участок работ.

Надпись на фотографии: город Егорьевск, март 1935. Собор, переданный Г.К.Х. для разборки. Начало работ – март месяц.


Строительство ДК им. Конина, фото около 1928 года.

Строительство хлебозавода


Военный строитель
В 1941 году Фёдор Панкин был призван в Красную Армию. Ему присвоили младшее командирское звание и поставили командовать строительной ротой. Солдаты восстанавливали разрушенные мосты, возводила оборонительные укрепления.
Однажды в 1943 году, когда рота старшего лейтенанта Панкина строила блиндажи, в расположении части появилась цыганка и предложила погадать офицеру-строителю. Откуда она взялась вблизи передовой, никто так и не понял. Неожиданно цыганка сказала, что скоро Фёдор поедет домой. А через несколько дней вышел приказ, согласно которому профессиональные строители массово отзывались из действующей армии в тыл, где требовались кадры для восстановления разрушенного войной народного хозяйства.
Так Фёдора Александровича откомандировали в родной город Егорьевск на должность руководителя строительных работ.
Когда демобилизованный военный строитель Фёдор Панкин сошёл с поезда, первый попавшийся ему по дороге знакомый рассказал, что его супруга Марфа Петровна торгует на продовольственном рынке у Никитской площади. Фёдор Александрович, не заходя домой, отправился прямо туда. Действительно, жена стояла и продавала несколько некрупных рыбёшек, которые ей удалось выменять у местных рыбаков в Середниково. «Почём рыбка?» - строго спросил покупатель в шинели. Не узнав Фёдора Александровича, Марфа Петровна назвала цену. «Беру всё!» - сказал щедрый «покупатель». И только тут жена узнала мужа. До дома шли, обнявшись, не помня себя от радости, и только к вечеру вспомнили, что рыба так и осталась лежать на прилавке…

Таинственная «бригада»
Однажды к Фёдору Александровичу, руководившему в то время строительством городского хлебокомбината, подошёл незнакомый человек и спросил, не найдётся ли на стройке работа бригаде землекопов. Землекопы именно в то время как раз были очень нужны. Незнакомец оказался немногословен. В нём по разговору сразу угадывались и ум, и сила характера. А ещё его движения и речь безошибочно выдавали недавнее лагерное прошлое. Последний факт Фёдора Александровича ничуть не удивил. В Егорьевске, за 101 километром, бывшие лагерники были не редкость. В частности, многие из них ютились в старых конюшнях в районе Владимирской улицы.
Договорившись об условиях работы и о том, что приступать к ней надо на следующее утро, незнакомец попросил аванс. Условиями найма землекопов аванс не предусматривался, но в кармане у Фёдора Александровича лежала получка, которую он не колеблясь отдал незнакомцу. Какое-то внутренне чутьё подсказало ему, что новые землекопы не обманут. И действительно, на следующий день бригада вышла на работу и всё последующее время работала, отличаясь высокой дисциплиной и перевыполняя установленные нормы. Фёдор Александрович даже попытался повесить их портреты на доску почёта, но в парткоме ему настоятельно посоветовали не делать этого. Однако премиальные новым ударникам хлопотами Панкина выплачивались регулярно.
А вот с другим начальством стройки у новичков работа явно не заладилась. Однажды заместитель Фёдора Александровича решил спуститься в котлован, чтобы замерить объём выполненных земляных работ. Когда он приблизился к землекопам, то бригадир, обращаясь к своим, сказал: «А что, ребята, давайте-ка отрубим ему голову и закопаем. Кто его здесь будет искать?» После чего двое крепких мужиков взяли того сзади за руки, а третий начал молчаливо точить лопату. Через какое-то время старший дал землекопам знак, и жертву отпустили. В холодном поту пришёл заместитель к начальнику стройки и сказал, что больше он туда, где работают шутники-землекопы, не пойдёт.
Периодически бригадир землекопов приходил и просил дать его людям внеочередной выходной. При этом обещал, что необходимый объём работ будет выполнен за счёт сверхурочных ранним утром или даже ночью. Фёдор Александрович всегда шёл им навстречу. С работой землекопы не обманывали никогда, работали, как обещано: и по ночам, и с раннего утра. Куда они уезжали в свои выходные – осталось загадкой. Может быть, тайком навещали своих близких, оставшихся в Москве, а может, занимались своими оставшимися неизвестными делами в ближайших городах.
Как-то Фёдор Александрович пожаловался сослуживцам, что вечерами ему часто приходится ходить по тёмной дороге от станции до города, имея с собой важные документы. Дорога эта пользовалась в городе нехорошей репутацией, грабили на ней регулярно. Через какое-то время старший из землекопов подошёл к Панкину и сказал: «Зря Вы, Фёдор Александрович, боитесь. Никто Вас здесь не тронет». И действительно, Панкина, которому часто приходилось ходить по городу в темное время суток, ни разу не ограбили.

Биографическая справка

Фёдор Александрович Панкин родился в деревне Новошино Егорьевского уезда (ныне – Шатурский район) в 1894 году. Его отец погиб на русско-японской войне, и мать, Екатерина Ивановна, решила переехать в Егорьевск, чтобы дать образование трём детям. Сын Фёдор был зачислен в Егорьевское электромеханическое училище имени цесаревича Алексея, которое окончил в августе 1914 года. В феврале 1916 года молодой электромеханик Фёдор Панкин был откомандирован Военно-техническим управлением в США, где занимался приёмкой локомотивов, которые Америка по специальным соглашениям поставляла своему воюющему союзнику – России. 
Вернулся Фёдор в Егорьевск из-за границы в 1917 году, одетый по последнему слову американской моды, и, по воспоминаниям окружавших его людей, до конца жизни манерой одеваться выделялся среди всех егорьевцев.

Алексей МАРКОВ.
Фото из семейного архива Панкиных.
Продолжение в следующих номерах «ЕК»

9 Апр 2013

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3