Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Мы верили в то, что пели

№32 от 7 августа 2013 года

Музыкант и композитор Геннадий Калинин известнен многим егорьевцам по его работе в музыкальных коллективах города – и в частности, в егорьевской группе «Облака», сумевшей в 1980-е годы заявить о себе на профессиональной сцене тогдашнего СССР. Своими воспоминаниями о музыкальном молодёжном буме тех лет и мыслями о том, почему ныне всё реже песни звучат «вживую», Геннадий Павлович делится с читателями «ЕК».



- В 1970-е годы в Егорьевске новые музыкальные группы появлялись чуть ли не в каждом дворе. Отчего этот процесс протекал в городе так бурно?
- Я не уверен, что в Егорьевске этот процесс протекал более бурно, чем в других городах, но знаю, что уровень егорьевских групп тех лет был явно выше того, что существовал в большинстве городов Подмосковья. Причина - наличие у нас в городе музыкального училища, студенты и выпускники которого объединялись с другими талантивыми ребятами, часто не имеющими музыкального образования, и, играя вместе, повышали общий уровень исполнительского и вокального мастерства. Я помню, как меня и моих друзей в 1980-х в составе ансамбля «Лето» регулярно приглашали выступать на танцевальных вечерах в Шатуре и Куровском, где люди хотели видеть именно егорьевских музыкантов. Зритель чувствовал крепкую подготовку егорьевских ВИА. Хотя по времени музыкальный бум в Егорьевске несколько запоздал по сравнению с Воскресенском и Коломной, не говоря уже о Москве.

- Когда Вы начали играть в первом ВИА?
- В 1968 году я поступил в Егорьевское музыкально-педагогическое училище и нашёл там новых друзей, с которыми объединился в вокально-инструментальную группу. Нашим руководителем стал преподаватель музыкальной литературы Эдуард Коробов. На первом городском конкурсе «Весна» 1970 года мы – Виктор Коновалов, Юрий Горелов и Михаил Соловьёв - заняли первое место. В том году даже названия нашей группе не успели придумать, и только на следущий год стали называться «ВИМА-71». 

- Как сказался на вашей жизни столь значительный в рамках города успех?
- Главным результатом нашей первой победы стало то, что получили приглашение весь следующий сезон играть на танцах в Городском парке. До нас там играла группа Владимира Денисова «Любава». То лето я помню хорошо. После танцев молодёжь шла пешком в микрорайоны по Советской улице. Во весь голос пели песни, под которые только что танцевали. Некоторым этого было мало, и, доходя до ДК им. Конина, они возвращались вновь, чтобы с песней пройтись по городу ещё раз.

- Многие участники рок-групп, или, как их называли тогда, ВИА 70-х жаловались на ущемление творческой свободы. Сталкивались ли вы с подобными притеснениями?
- В конце 70-х годов мы с Виктором Коноваловым начали исполнять джазовые обработки известных мелодий и даже сочинять джаз. В наши планы входило создание первой в Егорьевске джазовой группы. Однако руководство ДК им. Конина, где мы были официально трудоустроены, неожиданно распорядилось прекратить эти эксперименты. Борьба со стилягами в это время уже давно прошла, и джаз был практически легализован, но наше начальство предпочло перестраховаться. Репетиции и концерты прикрыли под невразумительным предлогом, что мы «слишком варимся в своём соку».


- Иногда музыку ВИА 70-х считают излишне романтичной, а тексты – наивными, не имеющими отношения к реальной жизни, а поэтому чуть ли не фальшивыми. Как вы относитесь к такой оценке?

- Я так не считаю. То, что мы пели, - в большинстве своём было таланливо написано, с хорошей музыкой и красивыми стихами. Фальши для нас тоже не было, так как мы верили в то, что пели.

- Расскажите об истории группы «Облака».
- Во второй половине семидесятых в ДК им. Конина существовали два эстрадных коллектива – ВИА «Радуга» под управлением Юрия Горелова и наш эстрадный оркестр. В состав нашего коллектива входила духовая группа, а также две скрипки, и на сцене одновременно находилось 10 человек. Более половины участников - профессиональные музыканты, и даже настоящий дирижёр - преподаватель музпедучилища Юрий Примазов. В 1979 году наш коллектив занял третье место на Московском областном смотре эстрадных оркестров. После этого мы решили попробовать себя на профессиональной сцене. В 1980 году костяк оркестра, готовый к гастролям, выделился в группу «Облака» и заключил контракты с Камчатской и Джезказганской филармониями. То, что это были не центральные филармонии, нас тогда совершенно не смущало. Мы были молоды, и нам очень хотелось поездить и посмотреть страну.

- Почему «Облака» прекратили свою гастрольную деятельность?
- Первые шестимесячные гастроли прошли для группы удачно. Мы вернулись в Москву прямо во время Олимпиады-80. Не успели перевести дух, а наш администратор уже прислал за нами «Икарус» и заявил, что мы начинаем выступления в городах Подмосковья и что уже заключен договор с Московской областной филармонией. Однако мы от такого сотрудничества отказались. Нам грозили крупными неустойками, но решения своего мы не изменили.

- А почему? Ведь Московская областная филармония – это серьёзная ступенька наверх…
- К этому времени у меня и у других членов нашей группы уже были дети. Бросать их на бабушек в Егорьевске и вновь уходить в дорожно-гостиничный быт не хотелось. К тому же мы были уверены, что и в нашем родном городе наша музыка будет востребована. И, в общем, не ошиблись.
У меня, как руководителя «Облаков», была ещё одна причина не выступать в городах Подмосковья. В отличие от нашего администратора, который считал, что репертуар необходимо сохранить, я полагал, что для более искушённого зрителя Московской области нужна новая программа. Но времени на её подготовку контракт не давал.

- Какой стала ваша новая площадка для выступлений в Егорьевске?
- В 1981 году в Егорьевске открылся новый Дом быта (ныне ЦВР) с банкетным залом. Очень скоро этот зал стал самым популярным в городе местом проведения свадеб и юбилеев. Егорьевцам понравилось удобное местоположение, хорошо оборудованная кухня и то, что там можно было брать необходимую посуду напрокат. Кто-то приглашал своих поваров, кто-то готовил сам. Записывались за три месяца вперёд. Ну и, конечно, при зале были мы, музыканты. Какая же свадьба в те годы проходила без ансамбля? Свои выступления в Егорьевске стали проводить под названием «Лето».

- Играть на свадьбах после гастролей по стране… Не казалось ли это ансамблю «Лето» шагом назад?
- Мы понимали, что требования к новой работе будут несколько занижены, и осознавали, чем это грозит нам как музыкантам. Поэтому решили планку держать всегда, немотря ни на что. К каждому выходу готовились, как к выступлению на большой сцене. И в общем, это было оправдано, так как поддерживало нашу высокую репутацию в Егорьевске. Не раз подвыпившие гости приставали с вопросами, дескать, у вас всё так складно получается, потому что вы под фонограмму поёте. Моей супруге Тамаре это как-то надоело, и она однажды взяла и без всякого сопровождения своим сильным голосом запела на весь зал.


- Как складывались на этом этапе взаимотношения с отделом Культуры у вас и других егорьевских групп?
- В это время лучшие группы нашего города ушли работать в рестораны «Егорьевск», «Цна» и кафе «Красная горка». Администраторы охотно приняли их на работу не только из-за популярности в городе, но и из-за того, что у ребят была хорошая аппаратура, заработанная тяжёлым трудом, в том числе и на обслуживании свадеб. А вот работники отдела Культуры привлекали и нас, и другие группы к бесплатным выступлениям на городских культурных мероприятиях, выборах. О том, что люди работают в своё свободное время и используют принадлежащее им лично дорогостоящее оборудование, при этом как-то забывалось.

- Как сложилась ваша музыкальная деятельность в 1990-е годы?
- В моей творческой жизни в 90-е наступил перерыв, который продолжался около семи лет. Мне кажется, что этот перерыв, а точнее, разрыв, наблюдался и в музыкальной жизни всей страны. Например, в восьмидесятые я не раз наблюдал на свадьбах, как песни, которые запевало старшее поколение, подхватывала молодёжь. То есть была преемственность песенной культуры. Сейчас я такую сцену даже представить себе не могу. Эта преемственность ушла, не поют больше вместе собравшиеся на праздник два-три поколения.

- Почему оказалась нарушена эта связь?
- Танцы под запись вытеснили живую музыку. Под живых музыкантов раньше пели, вместе с нами на свадьбах появлялись и гармонисты, да и мне самому часто приходилось брать в руки гармонь. Теперь вместо гармонистов на свадьбы в Егорьевске приглашают непоющего тамаду с глупыми шутками, скучными сценариями и пошлыми играми, типа игры на раздевание. Тамаде легче включить фонограмму, чем работать с живым звуком, а тем более заниматься с гостями хоровым пением. Даже частушки на свадьбах теперь уже не поют, а слушают в записи.

- Что вы думаете о современной эстрадной музыке?
- Я могу в настоящее время говорить не о музыке в целом, а о том, как её освещает центральное телевидение. Включая первый канал, мы постоянно видим десяток одних и тех же исполнителей далеко не с лучшим репертуаром. На заднем плане дёргаются клоуны с музыкальными инструментами в руках, роль которых чисто декоративная – ведь выступление всё равно транслируется «под фанеру». Для страны с богатейшей музыкальной культурой, каковой является Россия, это позор. Я уверен, что в нашей стране есть тысячи талантливых коллективов и создаются достойные эстрадные произведения, но всё это вытесняется машиной шоу-бизнеса куда-то на обочину, а на экранах тиражируется серость и посредственность.

- Как вы относитесь к идее возрождения в Егорьевске конкурса вокально-инструментальных ансамблей «Весна»?
- Я не думаю, что найдутся люди, которые смогут возродить этот конкурс. А вот если организовать большой концерт местных музыкантов, в котором бы прозвучали песни семидесятых и восьмидесятых годов, да ещё и объявить о нём в городе заблаговременно, то зрителей собралось бы больше, чем приходит на выступления заезжих звёзд. Люди нашего поколения наверняка захотят послушать мелодии своей юности.

Группа «Облака», 1980 год. Слева направо: Геннадий Калинин, Тамара Калинина, Михаил Широков, Михаил Фальков.



- Раскажите о вашей творческой работе в последние годы?
- В последнее время я работал преподавателем эстрады в музпедколледже. То есть по иронии судьбы вернулся туда, где и начиналась моя музыкальная карьера. Недавно из-за пробем со здоровьем мне пришлось оставить эту свою работу, о чём я очень сожалею. У меня там осталось много нереализованных планов.
Также несколько лет назад я начал руководить ансамблем «Песня русской души» в посёлке Верейка. Когда впервые увидел этот коллектив, меня поразила энергия и самобытность участниц. Я понял, что в плане музыкального образования им требуются систематические занятия, работа, но вместе с тем понимал, что эту самобытность надо обязательно сохранить. Работая с этими одарёнными и увлечёнными женщинами, мне удалось воплотить в жизнь, некоторые из своих творческих задумок. Например, постановку многоголосного пения с элементами джаза. Если Бог даст мне ещё сил, обязательно вернусь к своим подопечным в Верейке, чтобы помогать им в их творческом росте.

Вокально-инструментальный ансамбль (сокращённо ВИА) –
официальное наименование признанных государством профессиональных и самодеятельных музыкальных групп в СССР в 1960-е - 1980-е годы. Термин «ВИА» в советское время применялся для того, чтобы подчеркнуть отличие советских эстрадных ансамблей от рок-групп Запада, которые, в соответствии с официальной идеологией, являлись порождением загнивающей западной культуры.
На внешний вид артистов ВИА и манеру поведения на сцене накладывался целый ряд ограничений. Настоятельно рекомендовались концертные пиджачные костюмы и даже военная форма. У ВИА, специализирующихся на исполнении фольклорной и псевдофольклорной музыки, допускалась, в виде исключения, одежда в «народном стиле». Всячески насаждалось воспевание социалистической героики труда и исполнение песен военно-патриотической тематики. Не поощрялись активные движения, и музыканты стояли на сцене почти неподвижно. Любые атрибуты, указывающие на связь с рок-музыкой (необычные причёски, татуировки, клёпаная кожаная одежда, металлические аксессуары), запрещались. Сильно ограничивалось исполнение популярных песен на иностранных языках, и в особенности на языках несоциалистических стран.

Записал Алексей Марков.
Фото из архива семьи Калининых.

20 Авг 2013

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • клен
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3