Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Из военной биографии десантника

№7 от 12 февраля 2014 г

15 февраля исполняется 25 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Сегодня «ЕК» публикует рассказ о судьбе участника афганской войны, бывшего сержанта-десантника, кавалера ордена Красной Звезды Анатолия КАПКОВА, который полтора года принимал непосредственное участие в боевых операциях Афганской войны.



Горные кишлаки в Панджшерском ущелье были превращены в настоящие укреплённые районы.

Десантник

К десантным войскам Анатолия приписали в Егорьевском военкомате по его собственному желанию. Ещё до призыва в армию на сборах в Шувое он успел прыгнуть с парашютом три раза. Придя на призывной пункт, был уверен - станет десантником. Когда в аэропорте Внуково объявили посадку на ферганский рейс, он и все его товарищи поняли – летят в Афганистан.
В Фергане новобранцев ожидали полгода учебки. В это время пришлось едва ли не тяжелее, чем на самой войне. Жили в щитовых неотапливаемых домиках, хотя вокруг лежал снег – была зима. Сырые портянки приходилось сушить теплом своего тела, укладывая на ночь под себя. Раз в неделю бежали бегом в баню, 12 километров туда, 12 обратно. На обратном пути несколько раз клали в снег и заставляли ползти. Обратно после такой «бани» прибегали потные и грязные.
- На стрельбы бегали тоже за 12 километров, а там выдавали всего по три патрона, - вспоминает Анатолий Капков. - И это помимо ежедневной 6-километровой пробежки. Всё происходившее мало походило на подготовку к войне, на которую нас должны были скоро направить, так как ни один из сержантов, муштровавших новобранцев, сам в Афгане не побывал.



Сержант Капков (слева) сразу после возвращения из Афганистана.

Экипировка
Солдатские кирзовые сапоги – не лучшая обувь для войны в горах. От них десантники старались избавиться. Анатолий вспоминает, что ходил в берцах – эти крепкие полусапожки больше подходили для реальных боевых действий. Многие бойцы откладывали деньги из своего скромного солдатского содержания, чтобы купить кроссовки. В них передвигаться по горам было намного удобнее. Офицеры закрывали глаза на такую вольность в экипировке.
Выходя на задание, каждый десантник нёс на себе более 20 килограммов груза – еда, вода, боезапас. Специальных жилетов-разгрузок не было. Бойцы мастерили их сами из брезента. В одном из боёв Анатолию достался трофей – прочная и удобная разгрузка, с которой он больше не расставался. Рожки автомата, гранаты, ракетницы, дымы удобно помещались в карманах, сделанных под мышками. Эта разгрузка не мешала в минуту опасности бросаться плашмя на землю и ползти по-пластунски.
Каски десантники не любили. Они были тяжёлыми и мешали в бою быстро реагировать на происходящее вокруг. А при прямом попадании пуль каски не защищали.



Сержант Анатолий Капков (слева) и прапорщик Арнаутов с трофейным оружием, захваченным в ходе ликвидации базы моджахедов.

Местные
На политзанятиях десантникам говорили правильные слова о братской интернациональной помощи и строительстве социализма, но Анатолий, как и многие другие солдаты, особенно к ним не прислушивался, так как боевой опыт подсказывал, что к реальности вся эта политучёба относилась мало. Для окружающего населения советские солдаты – это не люди, а «кафиры», убийство которых лишь открывало дорогу к загробному счастью. Днём афганцы могли их приветствовать, по-дружески называть «бача», улыбаться, но эти улыбки не значили ничего.
С самого начала Анатолия Викторовича потрясло, как жили там крестьяне:
- Мы видели какое-то диковинное сочетание средневековой нищеты и предметов, означавших в Советском Союзе немалый достаток. Крестьянин ковырял землю деревянным плугом, который тянул ишак, и здесь же, в глиняной мазанке, у него стоял японский музыкальный центр – роскошь, не доступная рабочей советской семье тех лет.
Люди разъезжали на японских «Тойотах», не имея электричества в доме, и пользовались вышелушенными кукурузными початками вместо туалетной бумаги, а их голодные дети бегали за советскими солдатами, выпрашивая концентрат каши из армейского пайка. Система материальных ценностей и вообще отношений между афганцами была совершенно другой.



Несколько десятков заключённых, убитых в тюрьме накануне прихода советских войск.

Снайперы
Снайперы противника доставляли бойцам большие проблемы. Однажды, во время движения колонны, один из них прямым попаданием в голову убил приятеля Анатолия - Юру. Как-то раз и он сам стал объектом снайперской охоты. На привале, на склоне горы, Анатолий увидел, как совсем недалеко от его головы взметнулось облачко пыли. Через несколько секунд - второй выстрел, практически бесшумный: такое же облачко поднялось у ноги. Моментально оценив ситуацию, Анатолий с товарищами переметнулись на противоположной склон небольшой горы. В тот раз их спасло то, что снайпер, работая на пределе дальности, дважды промазал. Обнаруживать снайперские позиции, как правило, хорошо замаскированные, было нелёгким делом. Часто десантникам так и не удавалось вычислить, откуда по ним вели прицельный огонь.

Мины
Мины были ещё одной серьёзной опасностью для десанта на операциях. Причём не только итальянского производства, противопехотные, сделанные из пластика, которые сложно найти и обезвредить. Опасность представляли и наши собственные мины, часто установленные в спешке, без составления карт минирования. От противопехотных мин немало наших солдат потеряли ноги.
- Однажды наш БТР ехал через свои же противопехотные мины, называемые «лепестками», - вспоминает Анатолий Капков. - И они самопроизвольно взрывались, так как включался механизм самоликвидации.
В этом случае броня машины способна защитить солдат, но так бывало далеко не всегда. Фугасы устанавливались именно в расчёте на прохождение нашей техники. Причём механизм взрывных устройств и их принцип действия постоянно менялись. Особенно опасными для техники были мины, взрывающиеся не под колесом или гусеницей, а непосредственно под днищем. Один раз из подорванного таким образом БТРа десантники с трудом достали обгоревшие останки погибшего в момент взрыва водителя. Саму же машину пришлось сбросить в ущелье, чтобы обеспечить движение всей колонны.

Панджшер

Постоянно контролировать Панджшерское ущелье, где вёл боевые действия хитрый и умелый полевой командир моджахедов Масуд, было невозможно. Десантники отправлялись в рейды, уничтожали базы и целые укреплённые районы противника. Затем они уходили, а боевики Масуда неизменно появлялись опять.
Однажды Анатолий участвовал в операции, в ходе которой удалось штурмом овладеть горным селом. Были потери с обеих сторон. В этом селе у моджахедов находилась тюрьма. За день до штурма всех заключённых убили – десантники нашли несколько десятков тел со следами издевательств и пыток.

Союзники
В Афганистане существовали и местные вооружённые силы. Считалось, что они вместе с советской армией противостоят моджахедам. У десантников отношение к афганским братьям по оружию сложилось весьма неоднозначное.
- Местная афганская армия – наши «союзники» - была похожа больше на толпу ряженых, - рассказывает Анатолий Викторович. – В боевых действиях я их не видел ни разу. Они шли за нами и после вооружённых столкновений и зачисток кишлаков, которые проводила советская армия, занимались грабежами.
Навьючив на себя награбленную утварь, по большей части разный хлам, афганские солдаты обычно сразу направлялись к соседнему кишлаку, чтобы всё это там продать. Смысл их существования заключался в том, чтобы в отчётах и газетах писать про «совместные боевые операции».
Однажды в горах была ликвидирована база противника, и в схронах неподалеку взяты трофеи. Изъятое оружие десантники сложили в кучи и подготовили к уничтожению. И тут появились местные военные. Схватив шесть больших противотанковых мин, оттащили их в сторону и стали развлекаться, расстреливая из стрелкового оружия с расстояния метров в пятнадцать. Советский офицер пытался их образумить, но остановить не успел. Мины сдетонировали – два афганских солдата были сразу убиты наповал, а третий тяжело ранен.

За четыре дня до приказа
За четыре дня до приказа Анатолий попал в переделку, которая могла стоить ему жизни. Их рота охраняла участок трассы, по которой изредка передвигались колонны наших войск. Особую тревогу у десантников вызывал небольшой мост, который легко мог стать мишенью противника. Способов взорвать мост у моджахедов было много – от простого минирования до ишака, нагруженного взрывчаткой. Поэтому днём разведгруппа из 4 человек отправилась проверить ситуацию в расположенном рядом с мостом и покинутом жителями кишлаке. Пошли налегке, взяв автоматы и по два рожка патронов.
В кишлаке каждый дом, окруженный двухметровой глинобитной стеной, представлял маленькую крепость. Сами стены – до полуметра толщиной – не пробивались из обычного стрелкового оружия и могли скрывать всё, что угодно.
Когда десантники ступили на узкую деревенскую улочку, их заметил местный мальчишка лет 12-ти, и вместо того, чтобы, как обычно, бежать навстречу с просьбой дать ему «бакшиш», побежал прочь и скрылся за поворотом. Анатолию это сразу показалось странным. Десантники приступили к установке «сигналок» - ракетниц на растяжках, чтобы засечь перемещение противника, если такое случится.
Внезапно по ним открыли автоматный огонь. Командира группы прапорщика Арнаутова ранило в ногу, но, истекая кровью, он продолжал отстреливаться.
Прямая дорога назад была отрезана. Десантникам пришлось преодолеть несколько заборов и выломать калитку, чтобы выйти из кишлака на поле, на котором росла кукуруза, немного скрывшая их отход. Неся истекающего кровью командира на себе, Анатолий больше всего боялся, что, услышав стрельбу и заметив перемещение в кукурузе, по полю откроют огонь свои. Но, к счастью, десантники на постах быстро сориентировались в ситуации и стали прикрывать своих товарищей плотным пулемётным огнём из БТРов, БМП и автоматов. Трое бойцов с раненым командиром вышли к своим.

После приказа о демобилизации Анатолия, уже считавшего себя почти гражданским человеком, два раза направляли на боевые задания. А всего за полтора года службы на его долю их выпало 25. Его 345-й Особый гвардейский парашютно-десантный полк покинул Афганистан последним. Вместе с ним 11 февраля 1989 года выходил командующий 40 армией генерал Громов.

Записал Алексей Марков.
Фото из архива А. Капкова

17 Фев 2014

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Дом кровли
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3