Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

НЕЗАКОНЧЕННАЯ СПИРАЛЬ

№ 20 от 14 мая 2014 г.

Мы продолжаем рассказ о неизвестных страницах судьбы нашего земляка Евгения Ивановича ЛАРЮШИНА – заслуженного летчика-испытателя и Героя Советского Союза. К концу 70-х гг. прошлого века он заслужил славу одного из самых опытных и профессиональных испытателей ОКБ Камова, располагавшегося в подмосковных Люберцах. Инженеры бюро к тому моменту как раз получили задание спроектировать новую, не имеющую аналогов в истории отечественного вертолетостроения машину, назвали которую Ка-50, или «Черная акула».

  • Ка-50 «Черная акула»


Догнать и перегнать
« ...вертолеты, больше вертолетов, как можно больше вертолетов в Корею». Такими словами закончил свою памятную записку Пентагону генерал К.К. Джером. В ходе корейско-американского конфликта винтокрылые машины применялись впервые и сразу же зарекомендовали себя как стопроцентно непобедимое оружие. Ни одному самолету-истребителю не под силу было то, что может вертолет: зависнуть на небольшой высоте, прицельно расстрелять танки, БМП, артиллерийские установки и прочую малую наземную технику противника, а потом совершенно безнаказанно улететь обратно.
Правда, продлилась безнаказанность недолго. К моменту начала военных действий в Афганистане в арсенале передовых армий мира появились зенитные и ракетные комплексы, способные уничтожить вертолет быстрее, чем летчик успеет их разглядеть. Перед конструкторскими бюро остро встала новая задача: сделать вертолет, способный эффективно противостоять средствам наземной ПВО.
«С появлением ПВО тактика применения ударных вертолетов претерпела изменения, - писал по этому поводу ведущий конструктор ОКБ Камова Григорий Кузнецов. – Основой всех тактических приемов стал скрытный полет на малой высоте с использованием маскирующих свойств местности».
Проще говоря, вертолет летел, используя горы или лес в качестве естественного укрытия, а в нужный момент делал короткий «подскок» для обзора местности или прицельной стрельбы, после чего резко менял направление и уходил в укрытие. Говоря еще проще - на первый план вышла максимальная маневренность и расторопность на малых высотах.
Стало очевидно, что Ми-24 – на тот момент основной ударный вертолет ВВС СССР – безнадежно устарел. Тем более в США фирма «Хьюз» как раз запустила в серию свой легендарный McDonnell Douglas AH-64, он же просто «Апач». Понимая, что «перегнать Америку» уже не получится, Минобороны предпринимает попытку хотя бы «догнать». В 1975 году объявляется конкурс на постройку экспериментального боевого вертолета между двумя ведущими конструкторскими бюро и вечными конкурентами – ОКБ Камова и ОКБ Миля.

Холодная война
Почти одновременно – в 1982 году – обе машины были готовы. На суд высочайшей комиссии – сплошь Герои Советского Союза, заслуженные летчики и испытатели, эксперты головных институтов Минобороны – милевцы предоставили одновинтовой Ми-28 с двумя членами экипажа, а камовцы - одноместный Ка-50 соосной схемы. Он же – «Черная акула».
Это на флоте соосные вертолеты уже прочно застолбили свою нишу. А «сухопутные» генералы затянули старую песню: и летают-то они плохо, и падать падают, и негабаритные, и дорогие, и вообще какие-то «не такие». Быть не таким в стране, живущей по принципу «все равны», было не принято. Ка-50 был совершенно не похож на то, как в представлении чиновников должен выглядеть вертолет. А главное, он был совершенно не похож на «Апач».
Милевский вертолет, напротив, был на него похож. И «Апач», и Ми-28, и вообще все военные вертолеты того времени подразумевали двух членов экипажа: один пилот и один штурман, он же оператор ракетных установок. В Ка-50 кресло было только одно. Во-первых, ради снижения массы, во-вторых – и в-главных – таков был основополагающий принцип ОКБ: человеческие потери на войне должны быть сведены к минимуму, а один меньше, чем два. Это, однако, послужило еще одним аргументом против «Черной акулы»: конкуренты утверждали, что одному человеку не под силу и управлять машиной, и наблюдать за местностью, и вести прицельную стрельбу на уничтожение.
Все это прекрасно понимали создатели Ка-50. «Не стоит доказывать, что один летчик работает лучше двух, не требуется доказывать недоказуемое. Но если один летчик на нашем вертолете справится с тем, что должны будут сделать два на вертолете-конкуренте, это будет победа». Так четко и лаконично обозначил стоящую перед камовцами задачу главный конструктор С.В. Михеев.
Доказывать, как уже не раз до этого, пришлось испытателям Евгению Ларюшину и Николаю Бездетнову.

Не возбуждаться и лишнего не говорить
На высоте 5-10 метров и скорости около 200 км/ч «Черная акула» летит над лесом, едва не задевая макушки деревьев. Затем стремительно проскальзывает по кромке леса и несется над полем. Уткнувшись в следующую опушку, резво взмывает вверх, находит в лесу прогалину, делает энергичный плоский разворот и, наконец, ныряет, имитируя выход на рубеж атаки. Изображение цветное. Запись, сделанная с соседнего вертолета, синхронизирована с картинкой, полученной от видеорегистратора в кабине пилота. Хорошо видно, как летчик отклоняет рычаги управления, поворачивает голову для обзора местности, контролирует приборы, выполняет имитацию прицеливания и атаки. При этом лицо его спокойно, особого напряжения не чувствуется.
Эта видеозапись экспериментального полета Ка-50 под управлением Евгения Ларюшина стала основным аргументом камовцев. После десяти минут просмотра Главком ВВС Кутахов предложил дальнейшую демонстрацию прекратить, а совещание на этом закончить. У него, мол, и до просмотра сомнений в превосходстве Ка-50 не было. И мало кто знает, что эта невозмутимость и олимпийское спокойствие летчика стали его визитной карточкой не от хорошей жизни.
- Человеком он был весьма своеобразным, - говорит Бездетнов. - Мечта стать летчиком у него появилась, когда он еще в деревне жил. Но Женя сильно заикался и понимал, что его не возьмут. Поэтому придумал собственную методику, как это дело побороть, и когда проходил комиссию, никто ничего не заметил. Но когда он был возбужден или нужно было много говорить, заикание возвращалось. Он это знал и старался по жизни не возбуждаться и лишнего не говорить.


Продолжение. Начало в №14 от 2 апреля

Продолжение следует.
Благодарим за помощь в подготовке материала пресс-службу холдинга «Вертолеты России» и лично Н.П. Бездетнова.

16 Май 2014

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3