МАЛЕНЬКИЙ ПРИХОД БОЛЬШОГО ГРИДИНА

17.08.2020 0 Автор admin

Отец Дмитрий Токмань хотел стать именно сельским священником. Его мечта сбылась, он был назначен в один из самых дальних приходов Егорьевского района, в храм Николая Чудотворца деревни Большое Гридино, где и служит уже более пяти лет. 

О проблемах своего небольшого по численности, но большого по территории сельского прихода отец Дмитрий Токмань рассказывает сегодня газете «Егорьевский Курьер».

Никольский храм деревни Большое Гридино.

— Отец Дмитрий, Вы были послушником Бобренева монастыря под Коломной. Расскажите, пожалуйста, о необычном храме, который существует в этом монастыре.

— Вы, наверное, имеете в виду храм Фёдоровской иконы Божьей Матери. До открытия этот храм был завален мусором, в алтаре стояли старые станки. После того, как храм был расчищен и стены его побелили, три послушника пришли и стали петь. Неожиданно они услышали, что их три голоса звучат, как большой церковный хор. Даже при одном поющем создаётся полное впечатление хора. Рационального объяснения, а также ранних упоминаний об этом явлении мы не нашли. 

Сейчас в храме Фёдоровской иконы Божьей матери регулярно ведутся службы, часто приезжает и поёт духовные песнопения Народная артистка России Галина Митрофанова.

— А когда этот храм и территория монастыря открыты для доступа?

— Территория монастыря открыта ежедневно с 7 утра до 19 вечера. В храме Фёдоровской Божьей матери каждую неделю по воскресеньям в 16.00 служится акафист Божьей Матери. В это время можно услышать чудесную акустику этого храма, приложиться к иконе Фёдоровской Божьей Матери. Священник в это время помазывает желающих освящённым маслом от лампады, горящей у этой иконы. Добираться туда из Егорьевска удобно, никуда сворачивать не надо, коломенская дорога прямо к монастырю приведёт.

— Отец Дмитрий, чем отличаются сельские прихожане от городских?

— Наверное, своей сплочённостью. Люди в деревне привыкли всё делать вместе, помогают друг другу в повседневных делах. Сельский приход похож на одну семью.

— А с чего начиналась жизнь Вашего прихода в Большом Гридино?

— С того, что в 2003 году супруги Копины на свои средства выкупили здание магазина и передали в дар церкви. Здание это необычное, оно стоит на основании сгоревшего ранее храма. Так что всё вернулось на круги своя. Приход начался с людей. Многих хочется назвать: и Антонину Ивановну Баринову, и Галину Васильевну Копину, и супругов Пчелинцевых, и нашего казначея Веру Ивановну Точёнову, которая, к сожалению, недавно ушла от нас… Без этих людей не было бы большегридинского прихода.

ИЗ БИОГРАФИИ

О. Дмитрий Токмань родился в 1982 году в Луховицком районе Московской области. После окончания средней школы в г. Луховицы и службы на флоте поступил на заочное отделение Коломенской Духовной семинарии. Во время обучения, в течение трёх лет, был послушником Бобренева монастыря под Коломной. В 2005 году был рукоположен в священники и назначен служить в храм Николая Чудотворца деревни Большое Гридино Егорьевского района.

— Есть ли в вашей местности святые, почитаемые места?

— Первое из таких мест – полузаброшенное село Шатур. Некогда там стояли два храма. Сейчас от одного из них – Николая-угодника – осталась кирпичная колокольня. Мы иногда ездим туда, устраиваем моления, установили поклонный крест. Очень красивое, глухое место, необыкновенная тишина, которой уже, кажется, и не осталось вблизи городов.

— Говорят, что в те места, к «змеиному» камню, лежащему в болотах, ходят язычники.

— Мне довелось как-то встретить этих людей. Я шёл по лесу, увидел их у камня. Они меня тоже заметили, зашептались: «Поп идёт…». Разговаривали со мной недоброжелательно. Я увидел, что они окопали камень и готовились посредством рычагов поднять его. Спросил, зачем им это нужно. Они сказали, что уверены, что из-под камня должен обязательно ударить источник. Я сказал им, что источник был совсем в другом месте, в двух километрах, у старой часовни, но они мне не поверили. Я лишь попросил их, чтобы они никуда камень из леса не увозили, оставили всё как было, на своём месте. Впрочем, если они бы и захотели это сделать, всё равно на руках этот камень им вынести бы не удалось, он тонны три весит. Потом местные лесники пришли туда и привели поляну в порядок.

— А зачем ездят в Шатур геокэшеры?

— Это уже другая история. Геокэшинг – это хобби, спорт. Что-то среднее между авторалли и спортивным ориентированием. Я сам геокэшингом увлекаюсь. Геокэшеры вполне вменяемые люди, к нашей природе и святыням относятся уважительно.

— Есть ли у Вас планы возрождения шатурского храма или хотя бы часовни?

— Если в Шатуре будут люди, то село оживёт, со временем появится и храм. Пока же всё это только в планах. Например, недавно Шатуром заинтересовался фонд «Русская берёза», они собираются организовать учреждение для пребывания социально незащищённых лиц в соседней деревне Горки. А в селе Шатур в рамках этого проекта хотят возродить храм или построить часовню.

— Сталкивались ли Вы Большом Гридино со старинными обрядами, о которых не слышали раньше?

— Когда я провожал в последний путь покойников, я заметил, что после того, как гроб вносят на территорию кладбища, то его три раза ставят на землю, а затем приподнимают. Я такого раньше нигде не видел. Попросил людей объяснить мне смысл этого обряда. Никто этого сделать не мог, сказали лишь, что «всегда так делали». Я попросил своих прихожан традицию эту прекратить, по крайней мере, до того, как кто-нибудь сможет объяснить мне её суть.

— Приходилось ли Вам видеть обряд «проводы души», который ещё иногда встречается на востоке Егорьевского района?

— Да, приходилось видеть, как на сороковой день перед поминальным обедом поют духовные песни, затем со свечами выходят из дома, «проводить душу». Я думаю, что этот обряд идёт не с языческих, а с советских времён. В те времена не хватало священников, и организацией похорон в деревнях часто занимались читалки, пожилые местные женщины. Наверное, им казалось, что этот обряд сохраняет какую-то православную традицию, хотя это, конечно, не так.     

— А часто ли приходится служить на кладбище в Большом Гридино?

— Да, мы регулярно устраиваем там богослужения. На Дмитриевскую и Троицкую родительскую субботы, на Радуницу, после Пасхи. Начинаем с заупокойной литии в храме, потом идём на могилы. На кладбище начинаем служить над могилой протоиерея Владимира Трапезина, бывшего настоятеля большегридинского храма. Затем идём по своему кладбищу, это обычно продолжается с 11 до 13 часов.

Члены приходского собрания Никольского храма деревни Большое Гридино, (слева направо): А.И. Баринова. Л.В.Фролова, Г.В.Копина. 

— А много людей приходят на службы в Ваш храм?

— На обычную воскресную литургию зимой приходит не больше 15 человек, летом – около 40. На праздники собирается до 70 человек. Для нашего прихода это немало. К тому же постоянно в храме появляются новые лица, приходит молодёжь, приезжие горожане. Приход постепенно растёт.

Правда, не за счёт прихожан, а за счёт «захожан», людей, просто зашедших поставить свечку. Ничего плохого в таком «захожанстве» я не вижу, ведь оно для многих и является первым шагом к воцерковлению.

— В быту часто приходится слышать отзывы о приходских священниках в категориях «строгий» и «добрый». К каким из них Вы относите себя?

— Думаю, а скорее надеюсь, что к «добрым». Если эта доброта идёт от любви к людям, то это правильная доброта. Добрый священник не покрывает грех прихожан, так же обличает его. Только в наказаниях мягче и избирательнее.

— Не собираетесь ли Вы переезжать на жительство в свой приход?

— Пока не собираюсь, так как моя жена работает в Коломне и еще не может переехать на постоянное жительство в Большое Гридино. Я считаю, что супруги должны оставаться вместе. Мы вместе и в приход мой часто приезжаем, иногда на несколько дней. Может быть, примем такое решение позже. Меня такой переезд совершенно не пугает, мне в Большом Гридино нравится.