ОГРАБЛЕННАЯ МЕЩЕРА

16.12.2012 0 Автор admin

№50 от 12 декабря 2012 года

Пару лет назад в Интернете появились многочисленные изображения бронзовых украшений из «Егорьевского клада», найденного «чёрными копателями». Предметы искусства, изготовленные мастерами народа мещера в домонгольское время, были поразительно похожи на те, что 140 лет назад егорьевские крестьяне случайно обнаружили близ села Жабки, территория которого считается ныне археологическим памятником федерального значения. Всё говорило о том, что в Егорьевском районе был найден и разграблен новый, не известный науке археологический памятник…

НА РАСКОПКИ С ТРАКТОРОМ

После публикации изображений «Егорьевского клада» археологи забили тревогу и вскоре нашли наиболее вероятное место, где он был найден. В лесу, у села Подрядниково, на древнем селище с говорящим названием Мещерка не менее гектара леса было изуродовано грабительскими шурфами и незаконными раскопками. Работы на большой площади велись здесь на широкую ногу. Для снятия верхнего слоя почвы применялся даже мини-трактор. Несмотря на то, что в непосредственной близости от чёрных раскопок находится муниципальное кладбище, а вся земля принадлежит государственному лесному фонду, никто из должностных лиц здесь во время ударной работы чёрных копателей не появлялся и вопросов по поводу ведущихся пиратских раскопок не задавал.

В полевой сезон нынешнего, 2012 года чёрные копатели также чувствовали себя на Мещерке более чем вольготно. Весьма редкие визиты лесной охраны их ничуть не пугали. В результате уникальный археологический памятник, который мог прославить наш егорьевский край, превратился в пейзаж, состоящий из безобразных рытвин, канав и шурфов. Посреди этого варварства торчат лишь изуродованные деревья с подрубленными корнями. Остановить это варварство опять оказалось некому.

 Эти мещерские украшения могли бы украсить экспозиции Егорьевского музея. Полюбоваться на них любители истории и специалисты приезжали бы в наш город со всей России. Где эти предметы находятся сейчас и попадут ли когда-нибудь в руки музейных работников – неизвестно.

ЭРА МЕТАЛЛОДЕТЕКТОРОВ

 Любители пограбить древние захоронения и искатели кладов находились всегда. Однако только с появлением доступных по цене металлодетекторов это занятие стало поистине массовым. Количество этих приборов, находящихся на руках у населения, только в одном Московском регионе уже исчисляется тысячами. Может, и не было большой проблемы, если бы любители погулять с металлодетектором по окрестным полям и лугам ограничивались лишь сбором мелкой монеты девятнадцатого века и оловянных пуговиц от старинных кафтанов. Однако практика чёрного копательства показывает, что обладатели новой и всё более совершенной поисковой техники рано или поздно оказываются на представляющем научную ценность археологическом объекте. Остановиться, не идти дальше и сообщить о находке специалистам спешат далеко не все.

Вещи из Егорьевского клада находились в глиняном горшке. Спрятали ли их от набегов лихих людей или сборщиков дани? А может быть, этот горшок с драгоценностями был частью погребального инвентаря знатной мещерянки? Теперь ответы на эти вопросы мы, скорее всего, не получим никогда. Варварские методы, которыми ведут свою охоту чёрные копатели, не имеют ничего общего с научными археологическими раскопками.

Почему же и официальной науке не взять на вооружение металлодетекторы? Ответ на этот вопрос прост. Металлодетекторы у археологов имеются, и они их используют для обнаружения перспективных мест будущих раскопов. В дальнейшем учёные изучают памятник целиком, тщательно снимая и документируя каждый слой. При этом берутся, описываются и фиксируются предметы, изготовленные из всех материалов, включая мельчайшие фрагменты: керамику, стекло, сохранившиеся кожу и дерево. Работа эта медленная, кропотливая и, увы, дорогостоящая. Соответственно, в скорости работы учёные всегда отстают и будут отставать от грабителей и кладокопателей. Вырванная же из исторического контекста металлическая вещь становится «немой». Информация, которую она могла бы рассказать специалисту, в случае её простого изъятия из памятника теряется навсегда.

Фрагменты керамики, дерева, изделий из железа чёрными копателями обычно выбрасываются здесь же, около грабительских ям, как хлам, не сулящий быстрой прибыли.

 Владимир Зейфер, научный сотрудник Института Археологии РАН:

 — Широкое распространение металлодетекторов в последнее десятилетие обернулось для археологической науки настоящей катастрофой. Ситуация эта требует решения как на федеральном уровне, так и при активном участии местных властей.

МЕЩЕРСКОЕ СЕЛИЩЕ

Письменные источники о жизни племени мещера очень скудны. Поэтому почти вся информация о нем может быть получена лишь при помощи археологии. Селище Мещерка могло дать разгадки многим историческим тайнам, ибо люди здесь жили непрерывно на протяжении как минимум тысячи лет, включая очень мало изученный домонгольский период нашего края, когда здешние аборигенные племена стали жителями периферийной части крепнущего Рязанского княжества. И что ещё более важно – селище у Подрядниково могло дать ответ на вопрос о том, как выглядел народ мещера, и когда и из каких элементов проходило формирование местного населения.

При научных планомерных раскопках коллекции Егорьевского музея могли пополниться уникальными предметами, отсутствующими в других музеях. Увы – теперь этого, по всей видимости, не произойдёт. Из-за жадности одних и равнодушия других Мещерка как археологический памятник прекратила своё существование до того, как в Егорьевский район приехали серьёзные исследователи.

ЮРИДИЧЕСКИЙ ЛИКБЕЗ
 Статья 243. Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры

1. Уничтожение или повреждение памятников истории, культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность, — наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения, — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

КОММЕНТАРИЙ
Наталья АРТЁМОВА, директор Егорьевского научно-художественного музея, Заслуженный работник культуры Российской Федерации:

— В соответствии со сложившейся практикой, большая часть предметов, найденных в результате официально проводимых археологических раскопок, передаётся в местные музеи. Поэтому можно сказать, что чёрные копатели, грабящие древние селища и могильники на территории Егорьевского района, варварски забирают то, что со временем могло бы стать экспонатами Егорьевского музея. Соответственно – крадут они эти культурные и научные ценности у нас, жителей Егорьевского района, у нашего городского сообщества. 

Даже если предположить то, что со временем какие-то из найденных чёрными копателями экспонатов и окажутся в музейных коллекциях, их научная ценность в значительной степени будет утрачена.

Орудуя топором и лопатой чёрные копатели наносят также ущерб лесному хозяйству. В Егорьевском районе ни один из них за это ещё не был привлечён к ответственности.

Эти норы в лесу, относящемся к Цнинскому лесничеству, сделали не лисы и не барсуки. Здесь поработали «чёрные копатели», охотники за бронзовыми украшениями племени мещера.