Помнить все

13.11.2013 0 Автор admin

№45 от 6 ноября 2013 года

В Егорьевске прошёл День памяти жертв политических репрессий.

30 октября в Егорьевске, в сквере у музыкальной школы, там, где установлен специальный памятный знак, прошёл траурный митинг, посвящённый памяти жертв политических репрессий.

День памяти жертв политических репрессии впервые был отмечен в России на государственном уровне в 1991 году. Но история этого траурного дня берёт начало десятилетиями раньше.

На протяжении двадцати предвоенных лет в СССР уничтожались целые слои и сословия советского народа. Было практически ликвидировано казачество, «раскулачено» и обескровлено крестьянство. Политическим преследованиям подверглись и интеллигенция, и рабочие, и военные, а также представители всех религиозных конфессий. «Волгой народного горя» называл Александр Солженицын бесконечный «поток» репрессированных в то время.

30 октября 1974 года совместной голодовкой был впервые отмечен «День политзаключённого».

После этого ежегодно 30 октября проходили голодовки политзаключённых, а с 1987 года — демонстрации в Москве, Ленинграде, Львове, Тбилиси и других городах. 30 октября 1989 года около 3 тысяч человек со свечами в руках образовали «живую цепь» вокруг здания КГБ СССР.

30 октября — это День памяти о миллионах искалеченных судеб. По данным правозащитного центра «Мемориал», в России в настоящее время живы около 800 тысяч пострадавших от политических репрессий. В их число, согласно Закону о реабилитации жертв политических репрессий, входят также дети, оставшиеся без попечения родителей.

133 человека – жертвы политических репрессий проживают в настоящее время в Егорьевском районе

прямая речь

Валентина ИВЧЕНКО,

жительница города Егорьевска:

— Наша семья жила в селе, в Томской области. Отец был комбайнёр. В 1937 году его забрали, обвинили в гибели урожая, объявили «врагом народа», дали 10 лет и отправили в Норильск работать на шахты. Больше мы его не видели и никаких вестей о его судьбе не имели. Только от одного человека, вернувшегося в наши края, узнали, что отец погиб в 1942 году во время обвала шахты.

Антонина ВОЛЬНОВА,

жительница города Егорьевска:

— Моих родителей Дмитрия Ивановича Королькова и маму – Александру Васильевну раскулачили и выслали под Новокузнецк в 1931 году за то, что они не хотели вступать в колхоз. С ними сослали и сестру Клавдию, которой было в то время 2 года. Семья наша жила в деревне Гридинская, около Лелеч. Отобрали всё имущество – дом, лошадь и корову.

Везли в вагонах для скотины. Вагоны были набиты людьми: ни лечь, ни встать. Воды не давали, и её приходилось втридорога покупать на станциях, так как дети постоянно просили пить.

Привезли в тайгу и выгрузили. Сказали, что поезд дальше не пойдёт. Люди стали строить землянки. Работали на кирпичном заводе, затем строили общежития. Там, в ссылке, в 1935 году я и родилась.

В 1937 году получили паспорта и сразу решили бежать назад, на родину. Отец завязал щёку, как будто у него болит зуб, чтобы никто не узнал его на вокзале в Новокузнецке. Приехали в Егорьевск. Мать устроилась на работу на пуговичную фабрику. Вскоре туда же устроился и отец. Начались вызовы в милицию, вызывали, бывало, каждый день. Задавали вопросы, как и почему мы здесь очутились. Матери всё это надоело, и она сказала: «Если хотите, то забирайте нас и везите обратно». После этого вызовы прекратились.

В 1941 году отец ушёл на фронт. Помню, это было лето, собрали их в клубе Конина. Оттуда он вышел с нами попрощаться. Через несколько месяцев вернулся раненый – осколок попал ему в спину, и он ходил согнувшись. Через какое-то время его опять вызвали в военкомат и, несмотря на увечье, снова послали на фронт. А в 1944 нам сообщили, что он пропал без вести.

Алексей МАРКОВ.

Фото автора.