В тюрьме Бог ближе

29.01.2015 0 Автор admin

№ 4 от 28 января 2015 г.

Заключённых егорьевского следственного изолятора окормляет новый священник

В Казанском храме города Егорьевска вот уже полгода служит новый настоятель — отец Сергий Кожевников. Храм этот необычный – под ним располагается ещё одна церковь, подземная. Освящена она во имя святителя Николая и открыта для людей, содержащихся в следственном изоляторе.
О том, как и чем живёт этот необычный приход, наш корреспондент беседует с о. Сергием.

— Отец Сергий, как вы оказались на этом городском приходе?
— Я служил настоятелем Храма Покрова Пресвятой Богородицы в Княжево. В Казанский храм был назначен исполняющим обязанности настоятеля в апреле прошлого года, в связи с болезнью отца Феофана. После его кончины – был поставлен митрополитом на должность настоятеля. В общем, всё получилось довольно неожиданно, ещё год назад я не предполагал, что буду служить в этом храме.

— С какой душой оставляли свой бывший приход?

— Со спокойной душой и уверенностью, что всё там будет хорошо. Вместо меня туда назначили недавно рукоположенного в священники отца Александра Черёмухина. До этого он был там певчим, старостой, пономарём. Знает хозяйство и людей, пользуется уважением у прихожан. Их я тоже не собираюсь бросать, буду периодически навещать. В частности, ездил на крещение, служил водосвятный молебен на Леоновском пруду.

— Как проходит ваше служение в церкви при следственном изоляторе? Правда ли говорят, что в тюрьме Бог ближе?
— Да, похоже, что это так. В тюрьме Бог ближе, это подтверждается судьбами известных людей – Достоевского, Солженицына, которые на каторге и в лагере пришли к христианскому переосмыслению своей жизни. Таких людей я вижу и сейчас.
Конечно, далеко не все приходят в тюрьме к Богу, но многие. Оказавшись запертыми в четырёх стенах, начинают думать о главном, приходить в себя. Тюрьма понуждает к этому. Это как стресс, шок, тяжёлая болезнь. Как будто пьяного бьют по щекам, чтобы он отрезвел.

— У русского народа есть пословица – «От тюрьмы и от сумы не зарекайся». Как вы её понимаете? Как то, что никто не застрахован от судебной ошибки, или как то, что никто не знает, на что он способен, не застрахован от искушения и, как следствие, от совершения преступления?
— Одному известному европейскому художнику заказали картину с изображением ангела. Он долго искал натурщика и, наконец, в хоре одного из храмов нашёл прекрасного, ангельского облика юношу. Написал с него картину. Через какое-то время поступил другой заказ – написать портрет дьявола. В поисках натуры художник пошёл в тюрьму и нашёл там отвратительного злодея. Когда обратился к нему с просьбой позировать, то этот злодей сказал ему: «Я вас знаю, вы уже писали с меня портрет ангела».
В каждом человеке живёт и злое, и доброе. Впасть в тяжкие грехи может любой. Известны случаи, когда монашествующие старцы, ведущие подвижническую жизнь, впадали в прелесть и грех обольщения.

— А какой преобладающий тип обитателя СИЗО?

— В заключении отбывают наказание очень много людей без какой-либо цели в жизни. Человеку 30 или 40 лет, а он не понимает, почему здесь оказался, и самое главное – не знает, чем займётся, когда выйдет на свободу. У христианина такая высокая цель есть – спасение своей души. Она может уживаться с достойными земными целями — стать хозяином своего дела, мастером в профессии, отцом семейства. У заключённых часто все эти цели – и высокие, и земные — отсутствуют, что делает их неустойчивыми в жизни, лишает опоры. Их несут по жизни внешние, враждебные Богу силы, как растение «перекати-поле».

— А часто людей осуждают «ни за что»?
— Да, я уверен, что в тюрьмах из-за следственных и судебных ошибок немало тех, кто отбывает срок за преступления, которых не совершали. Интересно, что, приходя к Богу, эти люди вспоминают свои дела, неизвестные следствию, и вообще, может быть, уголовно не наказуемые, за которые, по их мнению, они и несут свой крест. Ведь только здесь у них появился шанс переосмыслить жизнь.
Бывает и так, что сидят за то, что совершили, как они думают, справедливый поступок. Мне пришлось беседовать с одним человеком, который считал себя невиновным, так как убил колдунью. Та, дескать, обещала «сделать на смерть» ему и его матери. Он испугался и похитил её. Та продолжала грозить. В результате – убийство, суд и длительное заключение.

— А как ему надо было бы действовать?
— Тот человек оказался не крещён. Ему надо было бы сразу совершить обряд крещения, став ближе к Богу и церкви. Людей, часто исповедующихся и причащающихся, хранящих свою душу в чистоте, заговоры и порчи не берут. А вот закоренелые и неисповеданные грешники как раз и представляют желанную добычу для всякого рода колдунов и шарлатанов. Тому, кто сомневается в этом, могу посоветовать перечитать житие святого Киприана. До прихода к церкви он был колдуном. Его попросили приворожить святую Иустину к одному человеку. Но все его колдовские чары оказались бесполезны, так как та защитилась постом, молитвой и верой во Христа. Причём защитила не только себя, но и своих родных и весь свой город. После чего Киприан обратился к Господу сам.

— Думаю, что многие егорьевцы с вами не согласятся. Кругом очень много людей, называющих себя православными и легко обращающихся к гадалкам, магам и колунам.
— Это не только в Егорьевске. Везде так. Люди ищут лёгких путей. Им кажется, что бабка пошепчет – и нет проблемы. На самом деле проблема остаётся. Только загнанная ещё глубже. Идут гадать и колдовать в ситуациях, когда нужна тяжёлая работа над собой, исповедование своих грехов. Долгая и болезненная работа.

— Разве не является отчитка бесноватых таким же лёгким путём? Почитал священник молитвы – и вышел бес, человек очистился.
— Да, это быстрый, а потому очень опасный путь. Не всем священникам даётся благословение на отчитку. Это опасно и для самого священника, и для того, кого отчитывают. Если человек, из которого изгнали беса, не изменил свою жизнь в корне, бес вернётся и приведёт с собой семерых, ещё хуже.

— Приходилось ли вам видеть, как отчитывают бесноватых?
— Приходилось. Это тяжёлое зрелище. Видел, как в Почаевскую лавру привели мужчину, который одновременно говорил высоким женским и низким мужским голосом. Смотреть отчитку небезо-пасно. Маловерные зрители могут сами стать прибежищем бесов. Те, кто присутствует при этом, обязательно должны непрестанно творить внутреннюю молитву.

— Часто бывает так, что во время поста непостящиеся члены семьи начинают давить на постящихся, заставляют их нарушить пост. Это что, тоже бесы их подталкивают?
— Думаю, что не стоит винить бесов во всех наших немощах и грехах. Достоевский в романе «Братья Карамазовы» писал, что грешникам приятно падение праведников. Наверное, многим приходилось наблюдать, как настойчиво предлагают выпить непьющему человеку, оказавшемуся в хмельной компании. Лучший способ для постящегося христианина – избегать таких компаний.

— А если речь идёт о родных, о членах семьи, которых просто неприлично игнорировать?
— Тогда лучше будет даже съесть из уважения к ним немного скоромной пищи, чтобы не вводить их в искушение. Из любви к ним взять грех на себя. И, по возможности, постараться никому лишний раз не говорить о своём посте, поститься тайно. А где-то в компании даже сослаться на совет врача есть поменьше жирного или мясного. Такая ложь во спасение будет лучше семейных раздоров. Дела любви в семье должны быть прежде всего.

— В начале нулевых годов вы работали с молодёжью при храме Александра Невского и создавали там православный клуб «Очаг». Намерены ли теперь воссоздать его?
— Да, такие планы есть. Полученный тогда опыт считаю очень ценным. «Очаг» в те годы возник по инициативе первых городских выпускников воскресных школ, которые, будучи уже в старшем подростковом возрасте, не захотели расставаться, решили, что будут раз в неделю собираться вместе. Воскресными вечерами в доме при храме смотрели фильмы, пили чай, беседовали со священниками, ездили в паломнические поездки. Знаю, что некоторые из воспитанников «Очага» дружат до сих пор. В этот клуб можно было приводить своих друзей. Так, кстати, на одно из чаепитий заглянул Александр Черёмухин – нынешний священник в Княжево, о котором я уже говорил. А был он тогда обычным егорьевским подростком из рабочей семьи.

— А где будет собираться новый «Очаг»?
— Сначала в небольшой комнатке при Казанском храме. Потом, надеюсь, в специальном помещении, которое мы хотим построить на принадлежащей нам земле около памятника Островскому и Тупицыну. Там планируем создать небольшой конференц-зал и трапезную, где и будет собираться наша молодёжь. Туда же переедет наша воскресная школа.

— Что могут сделать миряне, чтобы помочь вам в вашей пастырской работе среди заключённых?
— Я был бы благодарен, если люди станут приносить в Казанский храм православную литературу – молитвословы, жития святых. Такие книги пользуются спросом в камерах. Часто спрашивают маленькие иконки Николая Чудотворца и Матроны Московской. Эти святые помогают по молитвам заключённым и почитаются ими. Можно приносить небольшие подарки – мыло, зубную пасту, крем для бритья, тёплые носки. Я всё это передам в руки нуждающимся.

— Планируете ли создать при Казанском храме собственную паломническую службу?
— Планируем, так как нам очень бы хотелось отвезти наших паломников туда, куда ещё «не ступала нога егорьевца». Хочется взять людей в Белоруссию, к Жировицкой иконе Божьей Матери, и в Свято-Елизаветинский монастырь, или к святыням города Ельца. Таких замечательных мест много, причём находятся они не обязательно очень далеко.

Беседовал А. Марков. Фото автора.