Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

ВОСПОМИНАНИЯ О ДОРЕВОЛЮЦИОННОМ ЕГОРЬЕВСКЕ

№43 от 24 октября 2012 года

воспоминания о дореволюционном егорьевскеХудожник Николай Иванович Альбицкий (1899 – 1966) был коренным егорьевцем. Его отец, Иван Николаевич, преподавал в мужской гимназии той, которая размещалась в здании нынешнего Комитета по образованию.

После окончания гимназии Николай Иванович уехал в Москву, чтобы продолжить образование в Московском промышленном училище. Но обучение в Москве завершить не удалось: помешали революция и смерть отца. В 1920 году Николай Иванович возвращается в Егорьевск, чтобы до конца жизни связать свою судьбу с родным городом.

В течение многих лет Н.И. Альбицкий был главным художником-оформителем нашего города, руководил художественной студией при Дворце культуры имени Конина. Всю войну Николай Иванович прошёл простым солдатом-пехотинцем, был ранен. В тяжёлых фронтовых условиях не переставал рисовать на обычной бумаге цветными карандашами - самым удобным и доступным в походной фронтовой жизни художественным материалом.

После выхода на пенсию в 1959 году Николай Альбицкий написал небольшие воспоминания о своём детстве, проведённом в дореволюционном Егорьевске. Этот чрезвычайно интересный литературный и исторический документ мы впервые публикуем в «Егорьевском Курьере».

НАЧАЛО

Вспоминая моё детство, проведённое в родном городе Егорьевске, я невольно представляю те улицы, дворы, улочки, крылечки и заборчики, которые примыкали к родному дому. Улицу, где я родился, бегал, где облазил все заборы с друзьями детства. Мой родной дом – Егорьевская мужская гимназия, где я появился на свет в 1899 году в семье служащего, имевшего там же небольшую квартиру.

По соседству с гимназией, в том же квартале, располагались здания Земской управы и Земской больницы, вблизи которых находился городской сад – любимое место наших игр и забав. Недалеко от гимназии, на Богадельницкой (ныне Октябрьской, прим. ред.) улице, возвышалось одно из старинных зданий города – Красный собор, на дворе которого была церковно-приходская школа. Здесь же, неподалёку, на небольшой площади располагалось здание церкви 136 пехотного Моршанского полка, тюрьма с обнесённой вокруг кирпичной стеною, и рядом с нею – Егорьевская женская гимназия.

За городским садом была большая площадь. С одной стороны этой площади находились обнесённый кирпичной стеною с башенками и массивными воротами монастырь и городское кладбище при нём. С другой стороны этой площади стояло здание детского приюта, за которым дальше располагались дома офицеров, а за ними – казармы 136 пехотного Моршанского полка, раскинувшиеся почти до деревни Глуховская. Возле площади был большой пруд – место нашего купания, а также место купания лошадей полка.

В моей памяти сохранились воспоминания, начиная с 1905 года, со времени, когда мне было 6 лет: родители, двор, по которому начинал ходить и бегать, в котором находил первых товарищей и друзей. Описывая всё это и не прибегая к каким-либо историческим справкам, мне хочется это сделать, как ухватила моя зрительная память. Хочется записать то, что я видел собственными глазами, и то, о чём я слышал собственными ушами. И постараться не упустить ни одной сценки. А главное - не забыть о тех людях, с которыми встречался в жизни.

В основании этого невзрачного двухэтажного здания во дворе бывшей мужской гимназии видна кладка, выполненная из старого кирпича. Ранее это был первый этаж двухэтажного гимназического дома, в котором размещались две квартиры – директора и преподавателя.

ДОМИК ВО ДВОРЕ ГИМНАЗИИ 

Наша небольшая квартира располагалась при фундаментальной гимназической библиотеке. Я помню это двухэтажное кирпичное здание гимназии с крыльцом по фасаду, вдоль которого справа были посажены тополя до конца улицы, до того места, где располагались Земская управа и уездная Земская больница. Слева к фасаду гимназии были пристроены массивные ворота с калиткой, ведущей во двор.

По широкому каменному крыльцу гимназисты шли на учёбу. Под этим крыльцом был вход в полуподвальное помещение с несколькими небольшими каморками внутри для сторожей. В одной из них, в два окна, жил старший из сторожей, Иван Семёнович Васильев со своей женой-старушкой. В других каморках некоторое время жили Павел Терентьев, Иван Рыжков, Фёдор Кирсанов и Павел Чижов со своими семьями. 

С 1901 года наша семья проживала здесь, во дворе гимназии в квартире в двухэтажном доме с кирпичным нижним и деревянным верхним этажами. Квартира имела три большие комнаты с прихожей и кухню в нижней половине дома, а другая половина нижнего этажа и весь верх – была квартирой директора гимназии Меморского, генеральского вида старого холостяка. 

Здание Земской управы

ДЕТИ

В нашей семье в 1908 году было шесть человек. Из них в 1910 году от скарлатины умерла Верочка, моя любимая сестричка. Скарлатиной в том году болели двое из моих соседей-товарищей – Вася Марков и Коля Агеев.

Дружили мы с детьми сторожей – Васей и Дуней Терентьевыми, Ваней Чижовым, умершим в раннем возрасте, Таней Рыжковой, с детьми с земского двора - Колей, Сашей, Аркашей Агеевыми, а также с соседями из соседнего двора – Васей и Дуней Марковыми, Валей и Маней Павловичами – детьми сослуживца моего отца. 

Иногда, разыгравшись во дворе, мы не замечали, как к нам подходила Дуняша, экономка директора, и прекращала наши игры, сделав нам замечание что барин спит. И тогда мы вынуждены были уходить на улицу или на их курятник, прилепившийся в углу двора гимназии. Этот курятник служил нам трибуной для наблюдения больничного двора, где иногда мы видели различные сценки: то избитого в кулачном бою, то умалишенного в смирительной рубашке, то арестанта, приведённого в кандалах из тюрьмы. Всё это нас интересовало.

Большие штабеля дров, сложенные у забора Земской управы, служили нам для игры в прятки. Во дворе Земской управы мне больше всего запомнилось крыльцо чёрного хода, своим острым запахом, до рези в глазах – от уборной, помещавшейся возле него, и от табака курильщиков-служащих и посетителей управы. На улице, возле управы, мы наблюдали сценки призыва рекрутов в армию. Тут были и слёзы, и песня «Последний нонешний денёчек…», и радость на лицах людей, не взятых в армию, а также печальные сценки привезённых на суд арестантов – в кандалах, под конвоем, с шашками наголо.

Здание Егорьевской мужской гимназии (ныне – Комитет по образованию Администрации Егорьевского района).

УЧИТЕЛЯ РИСОВАНИЯ                    

Помню Андрея Павловича Павловича – художника-любителя, внешне очень похожего на художника Левитана и в своих работах подражавшего ему. Павлович в свободное время и во время каникул много писал, давал уроки живописи. Он же изготавливал декорации для спектаклей купеческого клуба, устраивал выставки своих работ в городе, на которых некоторые картины приобретались егорьевской знатью. Я бывал в его квартире и видел его работы, которые мне нравились в то время. В те школьные годы я очень любил рисовать. Возможно, влияние на меня оказывал Павлович. Мои рисунки отец носил в гимназию и показывал Ивану Марковичу Шевченко, учителю рисования и чистописания, тому самому, который в годы своей работы в гимназии дал первые навыки Игорю Эммануиловичу Грабарю.

Позже, в 1939 или 1940 году, Игорь Грабарь по приглашению егорьевских художников был в Егорьевске, и провёл с ними беседу в Клубе имени Конина. Эту беседу он начал словами: «Ровно сорок лет назад я был в Егорьевске, где учился в Егорьевской прогимназии», а затем поделился своими воспоминаниями о жизни в нашем городе. Рассказал о том, каким был Егорьевск сорок лет назад, и тех изменениях, которые произошли во время его долгого отсутствия.

30 Окт 2012

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Дом кровли
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3