Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Егорьевцы и День полярника

В России появился новый профессиональный праздник – День полярника. Отмечаться он будет 21 мая. Дата выбрана не случайно: в 1937 году именно в этот день на дрейфующей льдине начала работать знаменитая научно-исследовательская станция «Северный полюс-1» (а ее официальное открытие состоялось 6 июня). А имеют ли егорьевцы какое-то отношение к высокоширотным экспедициям?..

Наша страна имеет обширные владения, расположенные выше северного Полярного круга, а потому освоение и исследование арктических областей ведется у нас с давних времен. Особенно активизировались научные изыскания в 1930-е годы. Тут можно вспомнить эпопею с пароходом «Челюскин», который изучал трассу Северного морского пути, но был затерт и раздавлен льдами и затонул в Чукотском море в 1934-м. Научных работников с женами и детьми и экипаж корабля спасли отважные летчики, ставшие первыми Героями Советского Союза.
Поскольку северное Заполярье – это покрытый льдами океан с редкими островами, то значительную часть исследований там решено было вести с дрейфующих научных станций. С 1937 года по настоящий момент насчитывалось сорок таких экспедиций. Станция «Северный полюс-40» высадилась на льдину в октябре 2012-го…
Материк Антарктиду открыли в 1820 году русские мореплаватели Лазарев и Беллинсгаузен. Масштабные научные изыскания ведутся там начиная с 1950-х годов. Сейчас в южном Заполярье действует более 40 круглогодичных станций, в том числе семь – российских. Кроме того, каждое лето (а оно в Антарктиде длится с декабря по февраль) на материк прибывают сезонные научные экспедиции.
Огромную роль в полярных исследованиях играет авиация. В СССР когда-то был создан базировавшийся в Шереметьево 254-й арктический авиаотряд, который в дальнейшем стал именоваться еще и антарктическим. Затем «северных» и «южных» летчиков разделили, и последние перебрались в Раменский район на аэродром Мячково...


Через три океана

Вознамерившись найти егорьевцев-полярников, корреспонденты «ЕК», естественно, первым делом обратились в авиационно-технический колледж. И там мы услышали фамилию В.В. Перепелкина, побывавшего в Антарктиде. Правда, Владимир Викторович уже давно живет в Москве, однако нам удалось разыскать его.
- Егорьевское авиатехучилище я окончил в 1976 году, став специалистом по ГСМ. Работал на Крайнем Севере на разведке Тазовского газового месторождения, – рассказывает В.В. Перепелкин. – Затем стал заведующим лабораторией в родном учебном заведении, учился в Киевском институте Гражданской авиации и вернулся в Егорьевск уже в качестве преподавателя.
В те времена попасть в Антарктиду считалось очень престижно и в моральном, и в материальном отношениях. Полярники окружались почетом и уважением, и всего за 9 месяцев экспедиции могли заработать на машину или кооперативную квартиру! Желающих потрудиться на южном континенте было много, и отбор специалистов туда производился чрезвычайно жесткий.

Когда появилась возможность попасть в Антарктиду, В.В. Перепелкин перевелся в Мячковский авиаотряд. Пройдя через все «фильтры» (в том числе по партийной линии – на благонадежность), он в октябре 1985 года отправился в путь из Владивостока на экспедиционном теплоходе «Байкал».
Маршрут пролегал по Тихому, Индийскому и Атлантическому океанам. На пути туда и обратно удалось побывать в Сингапуре, Австралии, Аргентине, на Маврикии и Фолклендских островах, у берегов Южной Африки… Впечатления остались незабываемые! В таких путешествиях отчетливо понимаешь, насколько огромна и прекрасна планета Земля.
- Очень сильно поразила чистота прибрежных вод и вообще отношение к окружающей среде в зарубежных странах, – вспоминает Владимир Викторович. – Особенно разительно это контрастировало с замусоренной и покрытой мазутными пятнами бухтой Золотой Рог во Владивостоке…
Но зато военная мощь нашей страны была тогда непререкаемой и вызывала уважение во всем мире. В этом В.В. Перепелкин убедился при встрече в Индийском океане близ Малайзии с возвращавшейся с маневров эскадрой Тихоокеанского флота. Боевые корабли шли четким строем, на мачтах реяли флаги и вымпелы, на палубах в парадной форме стояли моряки, приветствовавшие экспедиционный теплоход… Все зарубежные суда салютовали нашим тихоокеанцам.
- И у нас появлялась гордость за свою страну, – утверждает Владимир Викторович. – А еще возникло чувство защищенности от любой опасности даже в этих отдаленных от СССР водах.
В Антарктиде «Байкал» первым делом подошел к советской научной станции «Беллинсгаузен», где выгрузил продовольствие и топливо для полярников. Далее путь лежал к станции «Дружная». Там теплоход простоял всё лето. Авиаторы занимались обслуживанием научных экспедиций на побережье и в глубине континента. При всех этих работах В.В. Перепелкин выполнял свои обязанности в качестве специалиста по авиационным ГСМ.
Нашему земляку Антарктида запомнилась как место, где опасность возникает неожиданно. На ровном ледяном поле за ночь может появиться трещина глубиной километра в полтора… Солнечная погода в считаные минуты оборачивается непроглядной пургой с сильнейшим ветром… В море на пути корабля вдруг вырастет из тумана айсберг…
Однако экспедиция 1985-1986 годов завершилась благополучно. А Владимир Викторович вскоре по возвращении в Егорьевск смог приобрести свой первый автомобиль – «Москвич-2140».

«Полярники в законе»

Автору этих строк довелось побеседовать еще с одним бывшим сотрудником Мячковского авиаотряда – Павлом Мининым. Его с детства тянуло к вертолетам, а потому окончил он не Егорьевское, а Выборгское авиационное училище, получив соответствующую специальность техника. На ледовый континент Павел отправился в середине 1990-х.
Советские научные исследования велись в Антарктиде с большим размахом. Соответствующие нагрузки ложились и на авиаторов. Экспедиционный отряд состоял из четырех самолетов ИЛ-14, двух АН-2 и пяти вертолетов МИ-8.
Тяжелые времена наступили в 1991 году. Финансирование урезали по всем направлениям. Авиаотряд сократили до трех МИ-8 и одного АН-2. Но самое страшное заключалось в том, что деньги выделялись с большим опозданием…
Экспедиция, в которой участвовал Павел Минин, вышла из Санкт-Петербурга не в октябре, как полагается, а в середине декабря. На место корабли добирались лишь в феврале, под занавес антарктического лета.
- Есть в авиации такое понятие – «минимум погоды». При полетах у береговой черты Антарктиды он должен включать: отсутствие стоковых ветров, видимость не менее 5000 м, облачность не ниже 500 м… Как правило, с середины февраля такая погода случается редко, и все страны прекращают штатные авиаработы, если только речь не идет о спасении людей, – говорит наш собеседник. – А российским вертолетчикам приходилось подниматься в воздух и в феврале, и в марте, и в апреле, и даже в мае – то есть глубокой антарктической осенью, когда стоковые ветры дуют почти беспрерывно, видимость не превышает километра, а на континент опускается круглосуточная полярная ночь.
К слову сказать, в Антарктиде тогда приходилось тяжело не только авиаторам. Ухудшились условия жизни полярников, стала ветшать техника. Знаменитые вездеходы «Харьковчанка» (в обиходе – «Хохлушка»), имеющие жилой отсек с кухней, туалетом и прочими удобствами, дорабатывали свой срок, а новых из зарубежного города Харьков не поступало…
Трудно стало с кадрами, поскольку реальные заработки катастрофически снизились, да и выплачивались с задержками. Особенно не хватало техперсонала (водителей, ремонтников и пр.). Людей стали набирать по объявлениям, с улицы – «от пивных ларьков», как говорили сами полярники. Павел Минин слышал рассказ, будто в одну из зимовок на какой-то из антарктических станций скрывались от всероссийского розыска двое уголовников! Словом, докатились до «полярников в законе».
Впрочем, в итоге и эта экспедиция завершилась благополучно. Однако на автомобиль Павел себе не заработал и довольствовался покупкой хорошего охотничьего ружья и экипировки.

В ЕАТК Николай Сергеевич работает авиатехником по самолетам Ан-24.

Участие в «Челюскинской эпопее»

Мы недаром упомянули в самом начале этого материала историю с пароходом «Челюскин». Дело в том, что сотруднику Егорьевского авиатехколледжа Н.С. Сумину довелось принять в ней участие. Правда, не в реальной жизни, а в кино.
Для съемок художественного фильма «Челюскинская эпопея» понадобились самолеты той эпохи: легкий Р-5, тяжелый АНТ-4 и «летающая лодка» Ш-2. На аэродроме Егорьевского авиатехучилища в 1980-е годы занимались изготовлением точных действующих копий таких аэропланов для отечественных музеев и зарубежных частных коллекционеров. И на момент съемок у нас как раз имелся готовый самолет ПО-2. Его наши умельцы без особого труда превратили в Р-5, поставив более мощный удлиненный двигатель.
Аэроплан разобрали, привезли на КамАЗе к месту съемок в пос. Репино под Ленинградом и вновь собрали. Там и провел всю зиму Н.С. Сумин. Он занимался обслуживанием Р-5, обеспечением работоспособности его двигателя и т.д.
- На самом деле наш самолет в воздух на съемках не поднимался, – утверждает Николай Сергеевич. – Он только запускал двигатель, совершал разбег и – всё… А на экране потом мы видели летающим какой-то другой аэроплан. В кино еще и не такое возможно!
Главные роли в фильме исполняли известные артисты – Петр Вельяминов, Александр Лазарев, Евгений Леонов-Гладышев, Виктор Павлов… Всех их Н.С. Сумин видел, со всеми общался.
На память у нашего земляка осталось коллективное фото съемочной группы и отпечатанная типографским способом книжица для служебного пользования – режиссерская разработка фильма. На ней для Николая Сергеевича оставили свои пожелания и автографы многие члены киногруппы, в том числе главный режиссер М.И. Ершов, а также непосредственный участник спасения челюскинцев, первый Герой Советского Союза летчик А.В. Ляпидевский.
Фильм, получивший в итоге название «Челюскинцы», вышел на экраны в 1984 году, к 50-летию реальных событий. В секундном эпизоде там мелькнул и Н.С. Сумин, который в роли члена экипажа АНТ-4 брал на руки спасаемых с льдины детей и сажал их в самолет. Так что Николай Сергеевич, хоть и в кино, но побывал полярником.

А тем временем…
Именно в эти дни происходят события, лишний раз подтверждающие, с каким риском связаны полярные экспедиции. Дрейфующая станция «Северный полюс-40» подает сигнал «SOS»!
Информация о том, что льдина, на которой расположена «СП-40», начала трескаться, появилась еще в ноябре прошлого года. Тогда сообщалось, что разломы образовались вне лагеря. Однако 23 мая стало известно, что трещины распространились на территорию станции. Существует высокая вероятность развития ситуации по неблагоприятному сценарию.
Анализ обстановки в районе «СП-40» показал необходимость досрочной эвакуации персонала и оборудования. Для этого задействован ледокол «Ямал», вышедший из Мурманска. Теперь жизнь и здоровье находящихся на льдине 16 ученых зависит от расторопности спасательной операции. Расчетное время прихода корабля к месту дрейфа станции –11-14 июня…

Сергей КИСЕЛЕВ

27 Июн 2013

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Дом кровли
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3