Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Город Егорьевск в семейных хрониках. НИКИТСКАЯ ЯРМАРКА

55

Никитская ярмарка, проводившаяся в Егорьевске каждый год в конце сентября, осталась в воспоминаниях горожан ярким праздником, на котором было место и взрослым и детям. 

В тридцатые годы двадцатого века Никитская ярмарка канула в лету вместе с частными торговцами, кустарями и крестьянами-единоличниками.

 Сегодняшним рассказом егорьевской пенсионерки, ветерана педагогического труда Татьяны Антиповны Клёповой, «Егорьевский Курьер» начинает серию публикаций с воспоминаниями наших земляков, в которых история их семей тесно переплелась с историей нашего города.

55

На Никитской ярмарке. Фотографии из книги «Егорьевский городской голова Никифор Михайлович Бардыгин. 1872-1901».

КОНЕЦ НЭПа

Я родилась в 1924 году в Егорьевске. Мой отец, Антип Дмитриевич Клёпов (1888-1935), держал в Егорьевске торговую лавку. Наш двухэтажный дом находился на нынешней Советской площади, примерно там, где впоследствии построили магазин «Урожай». Дом был двухэтажный, семья наша жила на втором этаже, а на первом этаже помещалась лавка.

В 1929 году нас раскулачили, дом отобрали. Думаю, что от высылки нас спасло то, что в лавке отец работал сам и сам же ездил за товаром, в частности в Астрахань, не привлекая наёмных работников.

Нам пришлось купить домик поменьше, внутри двора дома №12 по улице Лейтенанта Шмидта. Но и там к нашей семье стали возникать вопросы, поэтому нам пришлось продать и этот дом и переехать в квартиру к тёте, на улицу Карла Маркса.

Папа пошёл работать на стройку, строил ФУБРы, там ему пообещали квартиру. Жили трудно, мама брала заказы на дом, подрабатывала шитьём. Получить квартиру от своей работы папа не успел, в июне 1935 года он простудился и умер. Дело было так: он с родственником пошёл помыться в Хлудовскую баню, но баня была в тот день закрыта. Решили помыться здесь же рядом, в Гуслянке, холодной водой.

ЯРМАРКА

Одни из самых ярких воспоминаний моего детства были связаны с проводившейся в Егорьевске каждый год Никитской ярмаркой. Помню ярмарку 1932 года, мне тогда было 8 лет. Арбузы лежали у стен монастыря (там, где теперь расположен парк) огромными горами. По такой горе можно было забраться на монастырскую стену. Сам монастырь был закрыт, но кладбище на его территории ещё действовало. Товар привозили крестьяне, кустари-ремесленники. Помнится, что было выставлено много различных горшков. Ещё там же, на ярмарке, устанавливались железные печи на дровах, в которых пекли лепёшки. Нам, детям, давали мелкие деньги, чтобы мы могли там купить себе гостинцев и покататься на каруселях. Карусельщики были тоже неместные, привозили свои карусели откуда-то издалека. Никитская ярмарка проводилась в конце сентября примерно до 1935 года.

ВОЙНА

В нашей семье было трое детей, я была средней. Мой старший брат Владимир родился в 1921 году. В 1939 году его призвали в армию, служил в военной части под Владимиром. В 1941 году ждали его демобилизации. В начале июня получили от него письмо, узнали, что их пехотную часть везут в Белоруссию. Потом мы получили извещение, что Володя пропал без вести около станции Пуховичи под Минском. После войны я поехала на эту станцию, чтобы разыскать его могилу. Нашла воинское захоронение, но одна местная женщина объяснила мне, что это могила солдат, погибших в 1944 году, при освобождении Пуховичей. Могил тех, кто погиб в 1941, не сохранилось. Отступление в те дни шло быстро, Минск наши сдали без боя.  

Мой младший брат Дмитрий родился в 1929 году. Когда началась война, он был совсем мальчишкой. В войну, когда стало совсем голодно, устроился работать на хлебозавод. Там ему сказали, что на территории завода хлеб есть можно, но выносить нельзя. А ему хотелось принести немного хлеба нам. Один раз он нашёл дырку под забором, и просунул туда кусок хлеба, чтобы забрать его после смены. Его заметили, поймали, был суд. Случилось это в 1943 году. Дали ему полтора года колонии и отправили на станцию Крюково. Там детская колония была организована при военном заводе, подростки собирали взрыватели для ручных гранат. Мы ездили туда его навещать. После войны Дмитрий закончил вечернюю школу, работал на заводе «Комсомолец» и Обувной фабрике. Умер он в 2000 году.

Осенью 1941 года из Егорьевска началась эвакуация. В частности, эвакуировали семьи врачей. Моя мама, Елизавета Александровна, к этому времени работала в поликлинике сестрой-статистиком. Семья врача, проживавшая в доме 67«А» по улице Карла Маркса, уехала, и мы вселились в их квартиру. Те егорьевцы, кто уехал в эвакуацию, нередко сильно жалели об этом. Так, моя подруга Тамара Мамихина эвакуировалась с матерью в Томск. Там им, по их словам, пришлось настрадаться. Здесь же, в Егорьевске, жилось тоже нелегко, но, как говорится, помогали родные стены. Люди в военные годы в Егорьевске жили дружно, поддерживали друг друга, чем могли.

Немецкие самолёты появлялись над Егорьевском, но жилые кварталы не бомбили, хотя мы дежурили на крышах и ждали таких бомбардировок. Для тушения зажигательных бомб в Егорьевске на чердаках также устанавливали ёмкости с водой и ящики с песком. Несколько бомб упало на территории «Вождя Пролетариата». Говорили, что сбросили бомбы те самолёты, которых наши зенитки не пустили в Москву.

55

СОЛЬ, КАРТОШКА, ПШЕНИЦА

В войну, как я уже сказала, в Егорьевске было трудно с продовольствием. Выручали походы по деревням, где можно было раздобыть немного картошки. В деревнях колхозники жили очень бедно, им нечего было носить, не было денег купить сахара и хлеба. Выручала своя картошка. Мы ходили пешком в деревню Волково, там у нас были знакомые, можно было у них переночевать. Брали с собой старые вещи – полотенца, платки, кофты. За одну такую вещь можно было выменять ведро картошки. Картофель везли обратно на санках, укутав тряпками, чтобы не поморозить.

Соли тоже не хватало, за ней ездили в Воскресенск. Там у местных, кто жил ближе к станции, был свой промысел – выскребать остатки соли из железнодорожных вагонов. Там, в Воскресенске, я обменяла на соль своё любимое летнее платье. 

Несколько раз ездили на станцию Пески, там у людей была пшеница, и они тоже меняли её на носильные вещи. Пшеницу можно было смолоть или обменять на муку на мельнице, у птицефабрики, там, где теперь располагается новый рынок. Если смолоть не удавалось, то варили кашу. Сварить такую кашу было непросто, зерно было очень твёрдым. Полуразваренную пшеницу пропускали через мясорубку, потом варили опять.

***

В 1942 году я пошла в военкомат и попросилась на фронт. Сделала это, ничего не сказав матери. На фронт меня не отправили, но зачислили на курсы связистов при военкомате. Там учились такие же девчонки, как я. Когда мама узнала это, она пошла в военкомат и сказала: «Мой сын пропал без вести, а вы хотите забрать у меня дочь…». После этого на общем построении меня вызвали из строя по фамилии и отправили домой.

Затем я закончила егорьевское педучилище, затем заочно Московский государственный педагогический институт. Работала в начальных классах в Нечаевской, затем преподавала географию в 1-й школе. Ушла на пенсию в 1978-м году.

55

Фото из архива. Слет учителей на Любляне, 1977 г.

ОТ РЕДАКЦИИ

Историю нашего города, как и историю всей страны, можно изучать не только по книгам и учебникам. История - это не только толстые трактаты маститых учёных. История также заключается в тысячах судеб и рассказах людей, живущих по соседству, в рассказах тех, кому довелось стать свидетелями больших и малых событий.

«Егорьевский курьер» призывает всех своих читателей, поделиться своими воспоминаниями о прошлом нашего города и его окрестностей. Нас интересуют не только великие эпохальные события, участниками которых, вам, наши дорогие читатели, довелось стать. Ничуть не меньше нас интересует и то, как жили простые егорьевцы, как работали и веселились, как гуляли в праздники и справляли свадьбы, что сеяли на полях и как убирали урожай, что ставили на стол к приходу гостей и какие песни пели.

Всё это бесценные крупицы истории нашего края, которые наша газета хотела бы сохранить на своих страницах. Звоните в редакцию, мы будем рады.

19 Ноя 2011

комментировать

Комментарии и отзывы (2)

  • » Ольга 16-10-2015 12:45:15

    Добрый день! Спасибо за интересный рассказ. У моего прадеда Карева Василия Петровича и его брата Ивана Петровича был компаньон Клепов (к сожалению, не знаю, как его звали). Не сохранились ли у Татьяны Антиповны фотографии ее отца? Можно бы было сравнить. Может быть она что-то слышала о Каревых? Вдруг это именно этот Клепов. Мой прадед имел собственный дом на Зарайской улице. С уважением, Ольга.

  • » Гость 12-12-2016 22:14:14

    Супер!

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Дом кровли
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3