Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

«А город ждёт, и строить надо…»

№ 41 от 8 октября 2014 г.

В строительстве – отрасли, традиционно считающейся мужской, – она занимала ответственные посты

  • Первые дома первого микрорайона. Фото начала шестидесятых годов. 

 

Почётный ветеран Подмосковья, ветеран Главмособлстроя Надежда Никитична Буланова строила всю свою жизнь. 39 лет её трудовой биографии связаны с Егорьевском. Многие здания, которые стоят вокруг нас, воздвигнуты при её непосредственном участии. Надежда Никитична руководила производственно-техническим отделом СМУ-1, была начальником производственного отдела треста №22 «Мособлстрой».
Сегодня мы публикуем воспоминания Надежды Никитичны о её долгой и насыщенной событиями жизни.


Первые ласточки
В конце пятидесятых люди в нашей стране были обеспечены жильём крайне плохо. Жители городов ютились в бараках, семьями по восемь человек обитали в одной комнате. Так жили и в Егорьевске – в немногочисленных многоквартирных домах - в ФУБРах, в казармах, в домах первой и второй очереди. Программа панельного домостроения запускалась, чтобы многократно ускорить ввод в строй нового жилья.
Практически создавалась новая отрасль, включающая высокомеханизированные строительные предприятия и домостроительные комбинаты. Вместо каменщика, главным рабочим на стройке становился монтажник. Когда мы узнали, что панельный 60-квартирный дом возводится за 6 месяцев, это произвело на нас сильное впечатление. Ведь на то, чтобы построить такое же здание из кирпича, уходило полтора-два года.
Первым егорьевским панельным микрорайоном стал не первый микрорайон, а группа из трёх четырёхэтажных сорокавосьмиквартирных зданий в квартале по улице Карла Маркса, за бывшим магазином «Спутник». Панели для этих домов поставлялись из домостроительного комбината в Капотне. За этими панелями поехала я и получила отказ. Комбинат снабжал половину Подмосковья, и для Егорьевска панелей не нашлось. Вся в слезах, помчалась на приём к Юрию Ивановичу Михайлову, начальнику управления жилищным строительством по Московской области в Главмособлстрое. Он раньше управлял строительным трестом в Воскресенске, бывал в Егорьевске, знал нашу ситуацию. Объяснила, что фундаменты под эти три панельные четырёхэтажки уже готовы, люди ждут работы. Михайлов подписал письмо, с которым я поехала обратно в Капотню. Через несколько дней панели стали прибывать в Егорьевск и монтироваться буквально с колёс.
А первым панельным домом первого микрорайона стал кооперативный дом номер семь. Панели для него мы получали уже из Воскресенска. Общая застройка первого микрорайона начиналась со стороны улицы Горького. Сначала всё было хорошо, но по мере продвижения вглубь территория стала преподносить нам сюрпризы. Оказалось, что грунтовые воды подходят здесь слишком близко. На отдельных участках вода показывалась на глубине штыка лопаты. Помню, как нам пришлось несколько раз вытаскивать утонувшие в грязь бульдозеры.

Панельные школы
Первой школой первого микрорайона стала школа №12, рассчитанная на 600 учащихся. Строили её чуть меньше года. С осени заложили фундамент, а в следующем сентябре дети уже начали там свой новый учебный год. Такой темп строительства дался нам нелегко. Монтаж производили в две смены. Панели применялись особые, из лёгкого ячеистого бетона, в отличие от керамзитобетонных, которые шли на строительство жилых домов. Отделку вели без выходных, работали сверхурочные. Но сдали в срок и на «отлично».
Однако школа эта – не первая крупнопанельная школа города. Первым было здание, известное ныне как школа милиции. Изначально там размещалась школа №11, где учились ребята из прилегающих кварталов одноэтажной застройки. Потом местные дети стали ходить в школу №1, а здание одиннадцатой школы передали МВД.

Комплексная застройка

Очень важно то, что при строительстве егорьевских микрорайонов застройка велась комплексно и соблюдался график ввода в строй школ, детских садов, магазинов и учреждений быта. Люди, вселяющиеся в новые дома, получали рядом и химчистку, и ателье, и прачечную, и мастерскую по ремонту обуви, и сберкассу. Даже в Москве с этим существовали проблемы, так как жители многих столичных спальных районов испытывали недостаточность инфраструктуры для нормальной жизни. Если к этому добавить огромные столичные расстояния и проблемы с транспортом, то можно сказать, что жизнь новосёлов в Егорьевске была в целом намного удобнее жизни в Москве. Это уже не говоря о том, что из любого егорьевского микрорайона до сих пор можно пешком отправиться на прогулку в лес на Жукову гору.

Подарки из Егорьевска
Первые годы панельного домостроения можно назвать периодом полного и всеобщего дефицита. Ведь массовое строительство началось во всех городах Подмосковья, и каждый старался тянуть одеяло на себя. Не хватало не только самих панелей. Не хватало цемента, металла, половой доски. Не было обычных белил, которые выделяли с огромным трудом и только для больниц и детских учреждений.

 

  • Этот четырёхэтажный дом на сорок восемь квартир – пионер панельного домостроения в Егорьвске. Его построили ещё тогда, когда не было ни одного из егорьевских микрорайонов. Панели для его сборки пришлось возить из нынешнего московского района Капотня. 

 

Снабженцы и водители проявляли чудеса изобретательности, чтобы заполучить желанные стройматериалы. Машины ездили в Воскресенск за цементом затемно, чтобы занять очередь на заводе не позднее 6 часов утра. Иначе цемента не получить. Кирпич расхватывали с заводов ещё тёплый. В ход шли не только строгие письма, звонки и мольбы о помощи. Егорьевск быстро научился задабривать поставщиков нашим местным пивом и рыбой с рыбкомбината. Егорьевские подношения и пробивная сила наших снабженцев сработали на общее благо. Темпы строительства в нашем городе всегда оставались высокими.

Зарплаты строителей и обеспечение их жильём

То, что строительная индустрия была объявлена приоритетной отраслью, привело к повышению зарплат, особенно для рабочих. К 1970-м годам они установились в нашей отрасли примерно на следующем уровне. Управляющий трестом получал 300 рублей в месяц. Начальник СМУ – 250 рулей. Больше всех - более 300 рублей - мог заработать бригадир, имеющий под началом 80 плотников или 20 монтажников. Рядовой монтажник получал 180-200 рублей. Зарплаты инженерно-технических работников устанавливались ниже. Как инженер, сначала я получала 120 рублей. Потом, став начальником ПТО, – 200 рублей в месяц. К нам охотно переходили на работу специалисты с других предприятий города. Приезжали и из других областей страны, и мы трудоустраивали их, так как существовали лимиты для таких приезжающих.

  • Первый панельный дом первого микрорайона имеет ныне номер семь. Этот дом кооперативный. Большинство его новосёлов были егорьевскими учителями. 


За выполнение плана полагались премии. Размер, как правило, не превышал 25% от заработной платы. Но выплачивались они регулярно и материально стимулировали за хорошую работу.
Но особенно важным стимулом для работающих в строительстве была возможность быстро получить жильё. По особому постановлению, строителям в каждом сданном доме, за исключением кооперативных, выделяли 10% квартир. В то время как обычному человеку, чтобы встать в очередь на жильё, требовалось иметь менее 5 квадратных метров на человека, то строителей ставили, даже если они имели по 10. И «строительная» очередь шла намного быстрее, чем обычная.
С такой лёгкостью, как строители, могли в те годы получить жильё разве что работники сельского хозяйства, для которых на центральных усадьбах совхозов возводили многоквартирные дома. Как-то раз я приехала на приёмку такого дома, а директор совхоза пожаловался, что не может заселить все квартиры. Не хватает новосёлов… То есть любая доярка, любой механизатор и полевод, согласившиеся на переезд и работу в этом совхозе, сразу получали новое жилье.

Кто придумал микрорайоны?
В адресах жителей егорьевских микрорайонов, за редким исключением, нет названий улиц. Только номер микрорайона и номер дома. Такая поквартальная нумерация является редкостью. Кто придумал её? Говорят, что эта идея родилась у архитектора проектной мастерской №3 города Орехово-Зуево Юрия Шарова как часть его дипломной работы. Такой поквартальный вариант застройки понравился нашему начальству, был утверждён на уровне области и согласован в Егорьевском горисполкоме.
Мне, как специалисту, достоинства этой планировки стали видны сразу - она позволяла строить дома с большей плотностью и экономить средства на коммуникациях. К тому же, предлагаемая свободная, без привязки к улицам планировка позволяла давать во все квартиры достаточно солнечного света, располагая дома торцами на север. Также при квартальной застройке резко уменьшалось количество окон, выходящих на проезжую часть. Теперь же, когда подросла высаженная когда-то зелень, они стоят, почти как в лесу.

 

  • Первый состав производственно-технического отдела Егорьевского СМУ-1. Слева направо, верхний ряд: Надежда Буланова, Вера Богомолова. Нижний ряд: Полина Ершова, Галина Дубкова, Валентина Сидорова. 1960 год.


Одинаковые города
Иногда меня спрашивают, понимали ли мы в те годы, что строим серо, безлико, однотипно. Что нивелируем историческое своеобразие и индивидуальность нашего старинного города… Я отвечаю, что всё это мы понимали. Но многого сделать не могли. Планы строительства спускались нам сверху. Но одновременно с этим понимали и другое. Типовое панельное домостроение позволяло в кратчайшие сроки построить жильё для тысяч людей.
Помню, как переселялись люди в построенные нами пятиэтажки. На заселение одного дома отводилось три дня. По подъездам сновали электрики и сантехники, проверяли розетки и краны. К подъездам чередой подъезжали грузовики с нехитрым скарбом. Над заселяемым домом витало общее ощущение человеческого счастья. Да это и было счастье – переселиться из тёмного тесного угла в маленькую, но свою квартирку со всеми удобствами.

Будущее панельных хрущёвок в Егорьевске
Когда мы строили первые панельные пятиэтажки, проектировщики говорили, что срок их эксплуатации – 25 лет. Тогда это казалось немыслимо много. Теперь этим домам около пятидесяти. Как чувствуют они себя? Долго ли ещё простоят?
Если говорить о свайном фундаменте этих сооружений, то сейчас можно сказать, что он выдержал проверку временем. Строили с запасом прочности, сваи забивались на глубину 5-7 метров. Теоретически на большинство егорьевских пятиэтажек даже сейчас можно надстроить пару дополнительных этажей, особенно из лёгких материалов. Фундамент выдержит.
Гораздо большую тревогу вызывают у меня волосяные трещины, неизбежно возникающие на стеновых панелях. Большие трещины легко ремонтируются, их видно издалека невооружённым глазом. Волосяные трещины, оставаясь незаметными, могут давать доступ влаги к закладным металлическим деталям стыков, заделанным внутри. А это уже угроза прочности всего сооружения. Я не считаю, что ситуация настолько тревожна, что надо сейчас же бить в набат. Но несомненно и то, что уже сегодня, пока не грянул гром, надо проводить проверки и исследования с использованием современного оборудования, а возможно, и создать городскую комиссию с привлечением специалистов, которые строили эти дома. Такие люди пока есть, и их опыт может пригодиться городу.
В девяностые годы при Лужкове московские хрущёвки начали безжалостно сносить. Делали это не из-за их физического износа, а из-за высокой стоимости московской земли. Для нас в Егорьевске этот вариант неприемлем. Вопрос продления жизни пятиэтажек в нашем случае стоит и будет стоять. В печати я иногда читаю про проекты их модернизации и, как инженер, вижу в этих публикациях много рационального. В частности, мне нравится идея возведения внешнего металлического укрепляющего каркаса, на который также можно будет опереть просторные лоджии. Важной частью этих проектов является то, что они способны полностью изменить внешний облик серых пятиэтажных зданий, украсить и разнообразить их современными материалами.

Вместо послесловия
Когда-то, в шестидесятых, для одной из наших вечеринок мы переделали слова популярной тогда «Песни о простом человеке». В «строительном» варианте начинали один из куплетов так: «А город ждёт, и строить надо…». Распевая эту песню, мы понимали, что делаем дело огромной важности, обеспечивая доступным жильём наших людей, которые за предыдущие десятилетия перенесли столько бед и лишений… Мне бы очень хотелось, чтобы нынешние руководители страны вернулись к программе государственного финансирования строительства доступного, или, как сейчас говорят, «бюджетного» жилья. Безусловно, нужны и частные, и элитные дома. Нужны оригинальные архитектурные сооружения. Но основная часть тех, кому негде жить, кто снимает частные квартиры, платя непосильную плату, нуждается именно в дешёвых и удобных для проживания квартирах. Таких людей очень много, и отворачиваться от их жилищных пролем государству никак нельзя.Почётный ветеран Подмосковья, ветеран Главмособлстроя Надежда Никитична Буланова строила всю свою жизнь. 39 лет её трудовой биографии связаны с Егорьевском. Многие здания, которые стоят вокруг нас, воздвигнуты при её непосредственном участии. Надежда Никитична руководила производственно-техническим отделом СМУ-1, была начальником производственного отдела треста №22 «Мособлстрой».
Сегодня мы публикуем воспоминания Надежды Никитичны о её долгой и насыщенной событиями жизни.


Записал Алексей Марков. Фото автора и из личного архива Н.Н. Булановой.

10 Окт 2014

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3