Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

От деревни Драньково до космодрома Байконур

№ 14 от 8 апреля 2015 г.

В ближайшее воскресенье отмечается Международный день авиации и космонавтики. Сегодня мы расскажем читателям «Егорьевского Курьера» о нашем земляке, который с полным правом считает 12 апреля своим профессиональным праздником. Ведь уроженец деревни Драньково В.Ф. БУЗДАНОВ много лет служил на космодроме Байконур.

По примеру земляков-фронтовиков
На свет Виктор Фёдорович появился в 1940 году. Родители были простыми тружениками. Мама долгое время даже читать-писать не умела и выучилась грамоте лишь в 1948-м.
Великая Отечественная война затронула всю страну, включая такие маленькие и отдалённые деревеньки, как Драньково. Вот и папа Виктора Бузданова ушёл на фронт, служил пехотинцем и погиб в 1943-м.
Домой с войны вернулись ранеными два дяди нашего собеседника. Один из них был стрелком-радистом в экипаже самолёта. Естественно, старшие родственники много рассказывали племяннику о фронтовых буднях, о боевых вылетах и т.д.
- А ещё уроженцем Драньково и нашим соседом был Николай Родионович Громыхалин, – вспоминает В.Ф. Бузданов. – Он погиб в 1945 году и посмертно удостоился звания Героя Советского Союза. С его родственниками я много общался…
В общем, наш собеседник рос в такой обстановке, что выбор будущей профессии оказался для него заранее предопределённым: Виктор непременно хотел стать офицером. Причём служба обязательно должна быть связана с авиацией.

Первая встреча с Германом Титовым
Окончив в 1959 году среднюю школу в с. Саввино, В.Ф. Бузданов поступил в Серпуховское военное авиационно-техническое училище спецслужб ВВС СССР. А уже в марте 1960-го оно было включено в состав Ракетных войск стратегического назначения (РВСН).
Можно сказать, что именно с этого момента для Виктора Фёдоровича и открылась дорога на Байконур. Правда, он тогда об этом ещё не догадывался. Меж тем, судьба подала ему некий скрытый намёк…
- В начале августа 1961 года меня во главе группы курсантов Серпуховского училища откомандировали в Москву, – рассказывает В.Ф. Бузданов. – Мы составляли часть оцепления возле Кремля. А связано это было со встречей кортежа космонавта №2 Германа Титова. Он после возвращения с орбиты прилетел на самолёте в Москву и ехал с аэродрома в Кремль в одной машине с Первым секретарём ЦК КПСС Никитой Хрущёвым. Мне удалось хорошо разглядеть их в кабине лимузина.
Окончив училище в 1962 году, наш собеседник был направлен в г. Майкоп. Там он в течение пяти лет нёс службу на ракетных комплексах стратегического назначения, стоящих на боевом дежурстве.
Следующий этап в карьере – поступление в Ленинградскую военно-воздушную академию им. Можайского (сейчас – Военная инженерно-космическая академия). Данное учебное заведение к тому моменту уже вошло в состав РВСН и готовило кадры для ракетных войск и для первых космических частей Вооружённых сил Советского Союза.

Более 150 пусков ракет
Выйдя из стен академии им. Можайского, В.Ф. Бузданов для дальнейшего прохождения службы прибыл на космодром Байконур. И там в течение 14 лет ему довелось участвовать более чем в 150 пусках ракет.
Это были не космические, а баллистические боевые ракеты шахтного базирования. В том числе и те, что получили на Западе грозное наименование «Сатана». Надо заметить, что изначально Байконур создавался в 1955 году как испытательный полигон именно для военных целей. Чисто космическая тематика появилась там позднее.
- Мы проводили так называемые бросковые испытания баллистических ракет, – говорит В.Ф. Бузданов. – Мишени для наших «выстрелов» располагались в акватории Тихого океана близ Камчатки.
Суть работы заключалась в следующем. Прежде чем поставить тот или иной ракетный комплекс на боевое дежурство, его надо было подвергнуть всесторонней проверке. По словам Виктора Фёдоровича, изготавливались ракеты в Днепропетровске. Оттуда они по железной дороге в специальных закрытых вагонах доставлялись на Байконур.
Сначала «изделие» поступало в монтажно-испытательный корпус. Там проводились наземные испытания всех систем по отдельности, а затем – в комплексе. Выявленные недостатки устранялись.
Далее ракету доставляли в одну из пусковых шахт (всего их было 10). И здесь вновь происходил полный цикл наземных испытаний. И только когда он успешно завершался, назначали дату реального пуска. Из Москвы приезжала Государственная комиссия, которую возглавлял ответственный работник в должности не ниже кандидата в члены ЦК КПСС.
После пуска персонал занимался заменой так называемых «узлов разового действия». Проще говоря, вместо сгоревших деталей стартового стола устанавливались новые. Зоной ответственности нашего земляка Виктора Фёдоровича являлась система автономного электроснабжения пусковой установки.
- Непосредственным начальником нашего второго испытательного управления (в/ч №54333) на тот момент являлся Герман Степанович Титов, – утверждает В.Ф. Бузданов. – И мне довелось не раз общаться с ним лично.
Действительно, одно время Г.С. Титов был заместителем начальника Центра по управлению космическими аппаратами военного назначения Главного управления космических средств Министерства обороны СССР. Затем он стал первым заместителем начальника ГУКОС Минобороны по опытно-конструкторским и научно-исследовательским работам, являлся председателем нескольких государственных комиссий по испытаниям ракетно-космических систем.
За время службы на Байконуре В.Ф. Бузданов познакомился со многими действующими космонавтами. С кем-то из них он имел дело по роду службы, с кем-то – просто водил дружбу. На память о том времени у Виктора Фёдоровича остались фотографии и автографы советских и зарубежных покорителей Вселенной.


 

  • На снимках: советско-американский экипаж программы «Союз» – «Аполлон» у памятника С.П. Королёву (фото из личного архива В.Ф. Бузданова); дарственная подпись лётчика-космонавта, Героя Советского Союза В.М. Афанасьева, четырежды побывавшего на орбите.

 

Служить – не тужить
Нести воинскую службу на Байконуре, в экстремальных условиях казахстанских степей, было очень нелегко. По словам В.Ф. Бузданова, ему удалось несколько облегчить эту трудную долю для себя и своих коллег-офицеров. А всё благодаря активной гражданской позиции.
К примеру, он настоял на том, чтобы в вагонах поезда, ежедневно развозившего персонал от места проживания до стартовых площадок, были установлены кондиционеры. Ведь в пути приходилось проводить около часа в один конец, а жара летом превышала 40 градусов! В такой ситуации кондиционер был не роскошью, а предметом первой необходимости.
- Мне также удалось поставить перед командованием и решить вопрос с летними отпусками для офицеров, – говорит Виктор Фёдорович. – Суть его заключалась в известной советской проблеме – нехватке мест в поездах дальнего следования…
Сотрудники Байконура пользовались железнодорожной станцией Тюратам. Летом достать билеты на проходящие поезда Ташкент-Москва или Андижан-Москва было невозможно. По этой причине отпуска офицерам давали в другое время года. Как утверждает В.Ф. Бузданов, он сумел добиться, чтобы для байконурцев и их семей оставляли отдельные вагоны, и это позволило сделать реальностью летние отпуска.

***

После выхода в запас В.Ф. Бузданов вернулся в родной Егорьевский район. Он ещё 7 лет трудился на заводе «Комсомолец», а сейчас находится на заслуженном отдыхе.
 

Сергей КИСЕЛЕВ.
Фото из личного архива В.Ф. Бузанова и из открытых источников.

10 Апр 2015

комментировать

Комментарии и отзывы (1)

  • » Юрий Антонов 09-01-2017 09:17:46

    Спасибо редакции! Очень интересная публикация о таком замечательном человеке!

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Дом кровли
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3