Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Эвакогоспиталь № 4849

Продолжение. Начало в № 14 от 08.04.2015

№ 15 от 15 апреля 2015 г.

Всё, что сохранила память

  • Коллектив эвакуационного госпиталя НКЗ-4849, апрель 1945 года. Третья слева в нижнем ряду – начмед, автор воспоминаний Е.А. Степенская. Фото из фондов Егорьевского историко-художественного музея.

Госпиталь был развёрнут в здании 4-й больницы города Егорьевска, а его филиал – в соседнем здании средней школы №2. К моменту его формирования в городе уже работало два эвакогоспиталя – в зданиях школ № 10 и 5.
В 1970-е годы начмед госпиталя – Елена Александровна Степенская – написала воспоминания о работе в военные годы. Её записи в обработке редакции мы предлагаем читателям «ЕК».

Руководители
Первая начальница госпиталя, военврач III ранга Александра Порфирьевна Рюмина, до назначения на этот пост 26 июня 1942 года работала заведующей Егорьевской детской больницей. Она проработала в должности пять месяцев и была освобождена с формулировкой: «… из-за сложных отношений с хозяйственным и медицинским персоналом и неспособности правильно организовать работу».
Второй начальник госпиталя, военврач II ранга Н.Г. Кузнецов, был не из Егорьевска. До войны работал администратором лечебных учреждений. В 1941 году, будучи начальником полевого подвижного госпиталя, попал в окружение. Часть с большими потерями сумела прорваться к партизанам. Какое-то время Кузнецов находился в партизанском отряде. Затем был направлен в Егорьевск, где руководил эвакогоспиталем с декабря 1942 по февраль 1943 года. Позднее его отозвали в Управление.
Н.Г. Кузнецова сменил военврач II ранга Л.М. Солитерман, который весной 1943 года, когда вводили новое положение о званиях, стал майором медицинской службы. До войны Солитерман работал в Виннице, в терапевтической клинике.
Это был пожилой, весьма уравновешенный человек, спокойный по натуре, но требовательный в работе. Отличался высокой культурой. Часто собирал врачей для совещаний, где разбирались отдельные истории болезней, анализировались врачебные просчёты и упущения. Темы, обсуждавшиеся в кабинете начальника, не всегда носили приятный характер, но Лазарь Моисеевич умело сглаживал напряженную обстановку чаепитием. В гранёных стаканах приносили чай, в алюминиевой миске – сахарный песок. Ломтями нарезались две буханки хлеба, так, чтобы количество кусков строго соответствовало числу собравшихся. Мы, врачи, получавшие паёк служащих, ценили это сверхпайковое угощение, и любой разговор, даже самый неприятный, получал иную окраску и воспринимался адекватно.
Наш мудрый начальник, видимо, всё это понимал и учитывал. В госпитале Л.М. Солитерман проработал почти два с половиной года. В апреле 1945 года его перевели на прежнюю работу в Винницу.
Последним начальником госпиталя стал Данилов. Проработал он недолго, до дня расформирования – 10 августа 1945 года.

  • В операционной.


Врачи
Врачебный персонал госпиталя:

  • Елена Александровна Степенская – начмед;
  • Семён Леонтьевич Вешняков – ведущий хирург;
  • Мария Исаковна Фельдман, Татьяна Павловна Собакина, Александра Васильевна Боброва – начальники хирургических отделений;
  • Фаина Григорьевна Дунаевская – врач-рентгенолог;
  • Лилия Николаевна Введенская, Полина Георгиевна Печёнкина, Вера Павловна Королёва – зубные врачи;
  • Прасковья Андреевна Объедкова, Елизавета Алексеевна Кутакова, Наталья Васильевна Колокольцева, Юлия Анатольевна Русова, Нина Васильевна Кащенко, Ираида Александровна Введенская, Вера Николаевна Ковачёва, Нонна Васильевна Крылова, Лидия Павлова – ординаторы хирургических отделений.

Ведущий хирург Вешняков приехал в наш госпиталь по направлению из Москвы. Кроме него, специальность хирурга имела только М.И. Фельдман. Врач Т.П. Собакина ранее работала акушеркой в егорьевском родильном доме и владела техникой операций недостаточно. Врач А.В. Боброва была опытным терапевтом, со стажем. Врачи Степенская, Объедкова, Кутакова и Колокольцева до войны работали в Егорьевске педиатрами. 

Особо хочется вспомнить молодых врачей Русову, Кащенко, Введенскую и Ковачёву, которые пришли работать в госпиталь сразу после окончания мединститута летом 1942 года. Это была хорошая, трудолюбивая, неунывающая молодёжь. Приехали они все в Егорьевск налегке, без багажа, не имея ни запаса одежды, ни постели. Пришлось их устраивать на жительство по частным и ЖАКТовским комнатам, за которые платил госпиталь. Из госпиталя же им были выданы кровати и постельное бельё. Секретарь райкома И.В. Гусев собственноручно выдал им со склада, находившегося на углу улиц Советский и 8 Марта, телогрейки, шерстяные отрезы на юбки, бельевой трикотаж, чулки, перчатки, туалетное и хозяйственное мыло. Таким образом на первое время молодых ординаторов приодели.

Медицинские сёстры
Хочется добрым словом помянуть наших медицинских сестёр. Это были скромные, безотказные труженицы. Они не только выполняли свои прямые обязанности, но и таскали носилки с ранеными на 2-й и 3-й этажи, выполняли и другую тяжёлую и не женскую работу.

  • Медсёстры госпиталя НКЗ-4849 с заместителем начальника по политической части. Фото из фондов Егорьевского историко-художественного музея.


МЕДСЕСТРЫ:
Мария Ивановна Жидкова – старшая медсестра 1-го отделения;
Зоя Семёновна Рязанова-Прокофьева – старшая сестра 2-го отделения;
Анна Ивановна Тихонова, Антонина Фролова, Анна Андреевна Барсукова – старшие сестры 3-го отделения;
Валентина Александровна Горбачёва – операционная сестра;
Капитолина Ивановна Змиёва, Екатерина Никулицкая, Мария Яковлевна Харитонова – перевязочные сестры;
Зинаида Антонова – сестра физиотерапии;
Галина Малафеева – сестра кабинета лечебной физкультуры;
Вера Георгиевна Ковпак – рентгенолаборант;
Татьяна Ивановна Агафонова, Нина Петровна Волынская, Нина Фёдоровна Феоктистова, Татьяна Михайловна Ефремова, Анна Григорьевна Ергакова-Слесаренко, Фаина Новосёлова, Мария Гусихина, Антонина Щербакова, Любовь Падышева, Татьяна Куранова-Стулова, Мария Боярова, Валентина Сергеевна Бодрина – палатные сестры хирургических отделений;
Татьяна Алексеевна Рязанцева, Екатерина Белкина, Мария Журкина – разъездные сёстры.

Здесь перечислены далеко не все имена. Работали люди и в аптеке, и в пищеблоке, и в канцелярии, в библиотеке. Многих не удержала память. Например, забылись имена многих санитарок. Помню только прекрасную операционную санитарку Блинову. Запомнилась ещё санитарка санпропускника Клавдия Комарова-Ежова.
К сожалению, не сохранилась в памяти фамилия прачки, но это была совершенно необыкновенная женщина. Молодая, ростом и фигурой похожая на 12-летнюю девочку, и при этом мать троих маленьких детей. Жила она, кажется, в пятой казарме. Как сейчас помню её хрупкую фигурку в огромных резиновых сапогах и клеенчатом фартуке, узкое худое личико, красные распаренные руки. И как она палкой извлекает из кипящего чана бельё. В воздухе пар, как туман. На полу вода. Скользко, душно… И все три года она добросовестно работала в этих условиях.

Операции 

Сложных операций в нашем госпитале, как правило, не делали. Полостных операций на брюшной, а тем более грудной полости не делали совсем, так как тяжелораненых к нам не привозили. В единичных случаях приходилось оперировать острый аппендицит.
В основном, операции шли по поводу огнестрельных ранений верхних и нижних конечностей с повреждением или без повреждения кости. При повреждении кости часто возникало воспаление костной ткани или костного мозга – остеомиелит. Ранения только мягкой ткани обычно считаются более лёгкими, но это не всегда так – раны эти были нередко и обширными, и инфицированными. Помню и один случай газовой гангрены, закончившийся летально. Даже при подозрении на газовую гангрену ведущий хирург производил обширные продольные, так называемые лампасные разрезы с расслоением мышц. В мышечные карманы закладывались салфетки с антисептиками. Исходы были благоприятными.
Ранения конечностей с повреждением костей лечились иммобилизацией. При переломах бедра использовалось скелетное вытяжение. Ранения с повреждением костей, осложнённые остеомиелитом, нередко приводили к незаживающим свищам, через которые отходил гной и кусочки костных обломков – так называемые секвестры. Для того чтобы ускорить заживление свища, хирурги проводили секвестротомию - расширяли свищевой ход и очищали полость костной коробки. Такие операции, как правило, давали хороший эффект. Значительный процент раненых возвращался в части, правда, ограниченно годными или годными к нестроевой.
Одна такая операция запомнилась особо. Высокий, крупный солдат средних лет имел осколочное ранение голени, осложнённое остеомиелитом. И при проведении секвестротомии умер. Смерть при этой операции – случай небывалый. Персонал находился в шоке! На вскрытии врач Одинцова установила причину смерти – жировая эмболия. Кусочек костного мозга попал в кровеносный сосуд и вызвал его закупорку – редчайшее в хирургии явление. Человек умер, когда мог жить, вернуться домой… Эта смерть запомнилась мне на всю жизнь.

  • Август 1945 года. Перед закртием госпиталя. Вялкина М.И., Степенская Е.А.

Продолжение следует

По воспоминаниям Е.А. Степенской,1974 год.

Редакция «ЕК» выражает огромную благодарность Галине Петровне Пономаревой. Именно эта неравнодушная женщина сохранила рукописи Е.А. Степенской и передала их в редакцию.

Материал подготовил А. Марков.

16 Апр 2015

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • клен
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3