Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

На строительстве оборонительных укреплений

№ 20 от 20 мая 2015 г.

Во время Великой Отечественной воны егорьевский врач Елена Степенская была начмедом эвакуационного госпиталя, разместившегося в здании школы №2. Её воспоминания об этой работе «ЕК» опубликовал недавно в №№ 14, 15, 16.
Осенью 1941 года, когда враг подходил к Москве, она, как и многие другие егорьевцы, была мобилизована на строительство оборонительных укреплений в Воскресенском районе. Её воспоминания об этом периоде войны мы предлагаем сегодня нашим читателям.

  • Москвичи строят оборонительные сооружения на подступах к столице. Осень 1941. 

По шпалам в Воскресенск
Это были грозные, решающие месяцы Великой Отечественной войны. Шло сражение за Москву. С каждым днём усиливались бомбёжки столицы. В битву включилось население Московской области. Сотни тысяч трудящихся работали круглосуточно на строительстве оборонительных укреплений – копали противотанковые рвы, траншеи, устанавливали надолбы. Среди защитников Москвы были и егорьевцы, сотни жителей нашего города и района.
Утром 2 ноября 1941 года колонна мобилизованных вышла из Егорьевска. Шли по Профсоюзной улице, в сторону деревни Кукшево. Выйдя на железнодорожный путь, зашагали уже по шпалам к Воскресенску. Там предстояло возводить оборонительные укрепления. В колонне были мужчины и женщины, молодые и пожилые. Основной контингент, около полутора тысяч человек, – рабочие текстильных фабрик «Вождь пролетариата». Мобилизовали людей с меланжевого комбината, завода «Комсомолец», других предприятий, из артелей бытового обслуживания, служащих многих советских учреждений. Для медицинского обслуживания Горздрав сформировал бригаду из одного врача и двенадцати медицинских сестёр. Начальником колонны назначили секретаря Горкома партии по промышленности Перевертайлова, а комиссаром – секретаря парткома фабрик «Вождь пролетариата» Максима Ивановича Храмова. Начальником строительных работ назначили руководителя строительного отдела «Вождя пролетариата» Алексея Яковлевича Пшеничного.
Прошли пешком по шпалам 30 километров. За плечами несли вещевые мешки с самым необходимым. Ломовые лошади из заводской конюшни везли на телегах строительный инвентарь, а также медицинское оснащение: носилки, санитарные сумки, транспортные шины, перевязочный материал, медикаменты, халаты. Погода стояла сухая, морозная. В тот год уже в первых числах ноября наступило похолодание, а затем выпал снег.
2 ноября, во второй половине дня, головные части растянувшейся колонны подошли к деревне Чемодурово Воскресенского района. Стали поджидать остальных. Стояли в поле. Было холодно и очень ветрено. Перевертайлов и Храмов (они ехали верхом на лошадях) вместе со своим штабом занялись размещением людей по избам в Чемодурово и Лопатино. Часть жителей этих деревень ушла, опасаясь немецкого наступления. Избы стояли заколоченные. На огородах и колхозном поле попадались неубранные овощи – кормовая свёкла, репа. Эти пустые избы и стали нашим жильём. Так было положено начало новой трудовой жизни, которая продолжалась ровно полтора месяца, до 17 декабря.

Травмы, болезни, обморожения
Чаще всего нашим медикам приходилось иметь дело с малыми хирургическими травмами. Особенно у женщин. Ломом и лопатой они копали промёрзший грунт, таскали на носилках землю. Словом, выполняли тяжёлую мужскую работу, которой ниникогда не занимались раньше. И вот на ладонях образовывались кровавые мозоли, пальцы распухали, на коже рук иногда были порезы от шершавых ручек носилок.
Из серьёзных травм запомнился случай с рабочим завода «Комсомолец» Пановым. У него обломилась ручка лопаты, сильно поранив ему ладонь. Пришлось наложить на плечо жгут, чтобы остановить кровотечение. На рану наложили швы и отправили больного в Егорьевск.
Как-то случился перелом лучевой кости у молодой ткачихи, которая поскользнулась в траншее и упала. Но вообще серьёзных травм почти не было. Справлялись своими силами, прибегая к освобождению от работ и направлению в город лишь в крайних случаях. И надо сказать, что сами мобилизованные, сознавая важность своей оборонительной работы, получив помощь в медпункте, опять шли на трассу и забинтованными руками брали лом или лопату.
Были ещё обморожения пальцев ног. Ведь вышли мы из города до наступления сильных морозов. Обувь у людей была разная: у кого – ботинки, у кого – сапоги, у кого – ватные стёганки с голенищами. Владельцы последних находились в наиболее выгодном положении. А вот те, у которых была кожаная обувь, страдали от холода. Завёртывали стопы в газетную бумагу, рвали майки и рубашки на портянки. Но спасало это не всегда. Обморожения пальцев стоп 1-й и 2-й степени встречались часто. В медпункте больным делали ванночки с марганцем, на пальцы накладывали мазевые повязки. И всё-таки люди продолжали работу!

Немецкие самолёты
Как-то однажды, идя по просеке в Лопатино, я увидела низко летящий небольшой тупоносый самолёт. На борту отчётливо выделялась свастика, через застеклённую кабину виден был и лётчик в шлеме. Самолёт пролетел на небольшой скорости вдоль просеки, почти над головой, и скрылся за деревьями. Это был первый немец, которого мне довелось увидеть в войну. Наверное, ему не составляло никакого труда выстрелить. И странное дело: я смотрела на самолёт, свастику, на лётчика как-то отрешённо, не связывая всё это с опасностью. Ощущение опасности пришло позднее, когда она уже миновала.
6 ноября над строительной трассой летал ещё один немецкий самолёт. Были сброшены листовки с русским текстом. В листовках говорилось, чтобы мы прекратили работу, иначе завтра, 7-го ноября, в наш праздник, будут бомбить трассу. Медпункт получил приказ от нашего начальства выйти на трассу в усиленном составе, с носилками. 7-го ноября выдался солнечный, тихий, морозный день. В небе не было ни облачка. Люди работали с подъёмом. Ведь в Москве, несмотря ни на что, состоялся традиционный парад на Красной площади!
Почти вся медицинская бригада с санитарными сумками обходила трассу. И весь день в небе не было ни одного самолёта. Наша противовоздушная оборона зорко стерегла небо в тот праздничный день ноября. И сосредоточенно, мужественно трудились на трассе сотни егорьевцев.

Быт медиков
Первое время медицинская бригада жила в одной из брошенных изб в Чемодурово. Во многих окнах были выбиты стёкла. Никакой мебели, кроме простого стола и скамьи, в доме не было. Из кухонной утвари остались чугуны и ухваты. Спать не на чем. В первый же день, то есть 2-го ноября, строительный отдел прислал плотников, которые сломали перегородку в избе, разделявшую её на две комнаты. Из досок этой перегородки они быстро соорудили невысокие сплошные нары. Разбитые стёкла заделали фанерой. Мы натаскали соломы, постелили на нары. Солома холодная, покрытая инеем. Легли спать в пальто, в платках и обуви, вплотную прижавшись друг к другу. Было сыро и холодно. И всё-таки, уставшие от долгого пути, крепко уснули. Так прошла наша первая ночь в новых условиях.
На другой день стали топить русскую печь, но она быстро остывала. Топили соломой и хворостом... Получили матрацные чехлы, наволочки и одеяла. Просушили солому и набили ей матрацы и подушки. Спать стали без пальто и обуви, но не раздеваясь. Питание налаживалось постепенно. Продукты получали в соседней деревне на продскладе по списку. Вначале основной пищей был пшённый кулеш с картофелем, а также чай с хлебом и плиточным фруктовым сахаром.
Жизнь наладилась, когда нас перевели в здание школы. Там наша бригада обосновалась на кухне учителя с хорошей печью, столом, скамейками. Туда же поставили кровать. Мы разжились посудой – достали кастрюлю, ведро, миски. Кружки и ложки у каждого были свои. Топили дровами, было тепло благодаря заботам начальника строительных работ Пшеничного, который дал указание снабжать медиков полностью по норме. Дело в том, что продсклад располагался в полутора километрах от школы, в другой деревне, и мы, не имея возможности выбраться туда днём, приходили перед закрытием, когда продуктов уже не оставалось. И нам вместо крупы отпускали подмороженный картофель, вместо мяса – яичный порошок, вместо колотого сахара – несладкий фруктовый. Продукты тащили на себе, в наволочках, приходили в школу уставшие. Но наступили лучшие времена – нам смастерили санки, и на них мы перевозили пшено, баранину, сахар.

  • Автор воспоминаний Е.А. Степенская (в центре) с сослуживцами (фото около 1944 года).

Бомба
Каждый мобилизованный на строительные работы получал за полтора месяца два-три раза суточный отпуск в Егорьевск для санитарной обработки, или, попросту говоря, – в баню. Мне повезло – 23 ноября начальство отпустило нас в город на двое суток. Зато впоследствии я не получила не только третьего, но даже и второго отпуска. Видимо, начальство «мудро» рассудило, что врачам не обязательно соблюдать правила санитарии и гигиены.
Вечером 23 ноября дом №103 во дворе «Вождя пролетариата» встретил меня наглухо зашторенными окнами. В комнате было +10. Решила согреться горячим чаем. И в это время объявили воздушную тревогу. Тут же послышался шум самолёта, который с оглушительным рёвом пронёсся над самой крышей. Самолёт пролетел так близко, что вздрогнули стены дома, задребезжали стёкла, и чай выплеснулся из чашек на стол. Схватив пальто, я выбежала на фабричный двор. Было очень темно, самолёт улетел. Подошли какие-то люди, и мужской голос сказал, что поблизости сброшена бомба, но где именно – никто не знал. На рассвете выяснилось, что бомба упала метров в двухстах от нашего 103-го дома, примерно в ста метрах от дома №110, сзади него, на пустыре. Сотрудники МВПО и милиции уже очистили глубокую, диаметром около 3-х метров воронку от осколков. Разрушений не было, никто от взрыва не пострадал.

***

6 декабря началось наше контр-наступление. Гитлеровские армии отступили на Запад. 17 декабря строительство укреплений в Воскресенском районе было прекращено. Людей отпустили по домам. Но эти полтора месяца, насыщенные оборонным трудом, забыть невозможно.

Материал подготовил Алексей Марков

21 Май 2015

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Дом кровли
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3