Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Февральская революция назревала в России не один год

№ 9 от 1 марта 2017 г.

Канун переворота: Егорьевский уезд и Рязанская губерния

  • Плакат времен Первой мировой войны.

Февральская революция, 100-летие которой отмечается в марте (по новому стилю), мощной волной прокатилась и по нашим краям. Мы посвятим этим событиям несколько материалов. А начнём наш рассказ с кануна переворота, с предшествующих лет, когда революционная ситуация только назревала. Егорьевский уезд, как известно, входил тогда в состав Рязанской губернии – на документах из её архива и построена данная публикация. Все даты приведены по старому стилю.

Комитет Великой Княжны Татьяны Николаевны был создан в 1914 году для помощи военным беженцам.

Беженцы
Рязанская губерния столкнулась в годы Первой мировой войны с серьезной проблемой беженцев. Впервые они появились здесь в июле 1915 года, а в 1916-м их число перевалило за 70 тыс. человек. Основная масса (почти 98%) разместилась по уездам. Самыми крупными национальными группами среди вынужденных переселенцев являлись русские, поляки, литовцы, евреи, латыши. Почти половина – дети до 14 лет.
Как обстояло дело по устройству этих людей, сообщали из Егорьевска: «В последнее время, с осени 1915 года, нахлынула в уезд волна беженцев. Татьянинcкий комитет взял заботы по устройству беженцев. Первоначально пришлось разместить около 1000 человек по школам ввиду того, что в уезде не были подысканы для них свободные квартиры. Они кормили беженцев, устраивали их на местах, раздобывали для них обувь, пищу, собирали всё это среди населения. Татьянинcкий комитет передал около 8000 рублей, и на эти деньги одели и обули исключительно детей беженцев, предварительно сделав обследование, в чём они нуждаются».
Помогали вынужденным переселенцам в решении всех вопросов земства, городские думы, а также отделения национальных комитетов, включая Татьянинский, действовавших в губернии. Для транзитных потоков было создано два питательных пункта – в Рязани и Ряжске. Стоимость довольствия на пункте не превышала на человека 20 коп. (порядка 250 руб. на нынешние деньги) вместе с чаем.
Непосредственно же Рязанская губерния, согласно расчётам, способна была принять 94 тыс. человек. Им полагалось постоянное кормовое довольствие, выдаваемое всем поголовно при полном отсутствии каких-либо заработков в месте поселения. Высший размер пособия определяется для взрослых – 15 коп., а для детей до пяти лет – 10 коп. на день. По прибытии в уезд выдавалось единовременное пособие – 2 руб. 50 коп. на человека для прокорма в первые дни, для подыскания работ. В Рязани открылась специальная амбулатория для вынужденных переселенцев. Что касается средств, отпущенных на оказание им помощи, то в общей сложности они исчислялись в 200 тыс. руб. (порядка 250 млн на нынешние деньги). Из этой суммы на долю Егорьевска приходилось 15 тыс. руб.
По уездам беженцы были предварительно спланированы к размещению таким образом: в Егорьевском – 7 тыс., в Данковском, Зарайском, Касимовском, Михайловском, Раненбургском, Ряжском, Скопинском и Спасском уездах – по 8 тыс., в Пронском – 5 тыс., в Рязанском и Сапожковском – по 9 тыс. человек. К 6 октября 1915 года в Егорьевском уезде находилось уже 5513 беженцев. И они продолжали прибывать.
Чиновники Рязанской губернской земской управы, столкнувшись с данной проблемой, признавали в то время, что громадное вынужденное переселение людей являлось всенародным бедствием, в облегчении которого должны принять участие все общественные силы. Всё это усиливало социальную напряжённость в губерниях, принимавших основные потоки военных беженцев.


  • Семья беженцев.

Ратники 2-го разряда – ограниченно годные по состоянию здоровья к военной службе.

Недовольство войной
В Рязанской губернии к 1917 году остро назрели аграрный вопрос и недовольство народа войной. Ещё в ноябре 1914-го крестьянин д. Павловки Ряжского уезда В.С. Борисов был арестован за агитацию среди односельчан против царского правительства и войны.
Уездный исправник доносил губернатору, что В.С. Борисов в присутствии нескольких крестьян заявил: «За что служить, за что воевать? У нас в деревне взяли 60 человек, а у Шиловского (помещика) никого. За что наши воюют? Ни за что. Вот теперь к нам в деревню возвратился по болезни солдат, и ему никакого пособия не дают, так будет и с каждым: кончится война, и ступай куда хочешь, тогда правительству не нужен и иди работай на Шиловского, а он будет жить в Лондоне. Вот почему нужно было бы свезти хлеб хотя бы у Шиловского, потому что мы его работали, и он должен принадлежать нам, а не Шиловскому. Какой это порядок? Посмотрим, какое правительство будет после войны».
В отдельных случаях недовольство крестьян выражалось в массовом протесте против призыва в армию. Наибольший резонанс получило волнение ратников 2-го разряда и сопровождавших их лиц в городах Михайлове и Зарайске в сентябре 1915 года. Событие в Михайлове получило идентичное освещение в двух документах.
Один из них – донесение рязанского губернатора Н.Н. Кисель-Загорянского в Министерство внутренних дел, второй – специальное отношение прокурора Московской судебной палаты юстиции. Как свидетельствуют названные документы, распоряжение о призыве ратников 2-го разряда стало известно в волостях 5-6 сентября. В Михайлов стали прибывать призываемые и их родственники. К 7 сентября их прибыло 7-8 тыс. человек, а на следующий день один ратник и сопровождавший его крестьянин были арестованы местной полицией по обвинению в нарушении общественного порядка.
Это, на первый взгляд, незначительное происшествие, привело к вспышке протеста крестьян, недовольных призывом и тем, что они оторваны от родных мест в завершающий период сельскохозяйственных работ. Толпы возбужденных людей заполнили центр города. Они забросали камнями полицейское управление, а вскоре осадили дом исправника.
Дальнейшие события прокурор Московской судебной палаты описывал так: «Подойдя к квартире исправника, возле которой по распоряжению последнего были поставлены 22 вооруженных городовых и стражника, толпа с криком «бей полицию, пусть берут полицию, тогда и мы пойдём», двинулась на городовых и загнала их во двор к исправнику, где они спрятались в подвальном помещении; затем в окна квартиры исправника полетел град камней, которыми были выбиты почти все стекла; кто-то из толпы стал чем-то обливать из бутылки стену дома и старался поджечь ее спичкой, но неудачно, так как шёл дождь. Часть толпы во главе с ратником крестьянином Фоминым ворвалась во двор к исправнику, крича, что надо убить полицейских; из помещения, где спрятались городовые, раздались выстрелы, одним из которых был убит Фомин, после чего толпа отхлынула. По толпе вслед за этим было дано ещё два залпа».
В Зарайске вспышка волнения ратников, выступивших против призыва их в армию, произошла 11 сентября. Толпа попыталась привлечь к своему шествию по улицам города солдат 217-го запасного полка. Как свидетельствовало губернское жандармское управление, зачинщиками волнения в Зарайске явились лица, работавшие на фабриках.
В оболочке стихийного выступления был заключён вполне реальный протест крестьян против призыва в армию и, следовательно, против войны. И не случайно в своём отношении в Министерство юстиции прокурор сделал вывод: «Из расспросов командированным в Михайлов товарищем прокурора очевидцев описанного происшествия выяснилось, что оно носило характер не просто буйства, вызванного раздражением против полиции, а сопротивления, приведшего к неисполнению указа о созыве ратников 2-го разряда».
Таким образом, к 1916 году настроения деревни Центрально-черноземных губерний становятся взрывоопасными. Одной из причин было выкачивание из беднейших хозяйств налогов. Жандармы осведомляли своё начальство о таких явлениях: «Налоги платят и солдатки, бедственное положение которых всё более и более ухудшается. На почве описи самоваров и прочей рухляди в уплату недоимок растёт недовольство, и происходят столкновения с сельскими властями. За солдаток вступаются квартирующие по деревням низшие чины. Вот их заявления: «Какие тут вам подати. У неё муж на войне, а дома малые ребятишки. Какие же деньги тут взыскиваете вы? Мы служим, и платить вам не обязаны. Если я приеду домой после войны и узнаю, что староста взыскивает недоимки с моей жены, то я из него все кишки вымотаю».
В мае 1916 года крестьянин села Мишино Зарайского уезда И.Т. Курганов, находившийся в команде выздоравливающих солдат, при посещении родных мест заявил, что «после войны солдаты, по соглашению между собою, не отдадут своих винтовок до тех пор, пока правительство не исполнит всех требований их левых партий и пока не отберут у помещиков землю»…

  • Карточка регистрации беженцев.

***

Вот так развивались события в Рязанской губернии и, в частности, в Егорьевском уезде в предреволюционные годы. Мы продолжим эту тему в одном из последующих номеров нашей газеты.

По материалам сайта history-ryazan.ru к публикации подготовил Сергей КИСЕЛЕВ.

Фото из открытых интернет-источников.

2 Мар 2017

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • клен
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3