Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

«Мы ждём, когда же будет конец войны…»

№ 19 от 13 мая 2015 г.

Руководитель военно-патриотического клуба «Отвага» А.А. Герасимов предоставил в распоряжение редакции «Егорьевского Курьера» около тридцати писем и открыток военной поры. Они были присланы его дедом Т.И. Морозовым с фронта домой, в Челохово. 

В этих нехитрых посланиях очень точно передано мироощущение простого солдата, вчерашнего крестьянина, оторванного от семьи и брошенного в пекло войны. Защищая Родину, он воспринимал это, прежде всего, как защиту своих детей, жены, мамы. А ещё, конечно же, он очень скучал по дому и хотел остаться в живых, хотя надежды на это таяли с каждым месяцем…

Предисловие
Воевать Тимофею Ивановичу Морозову выпало на Западном фронте в 3-й роте 817-го сапёрного батальона. Письма от него приходили не в виде солдатских треугольников, знакомых нам по кинофильмам, а в небольших разнокалиберных конвертиках размером примерно 12 на 9 см и на таких же открытках.
Все послания написаны карандашом, а потому сейчас уже почти стёрты и плохо разборчивы. На конвертах и открытках стоит непременный штамп – «Просмотрено военной цензурой».
Супругу свою в письмах Т.И. Морозов ласково называл Леной Ивановной, а маму величал почтительно Мамашей – с большой буквы. Подписывался же он как Т. Иванов, убирая из отчества буквы «ич». А ещё в его посланиях нередко встречаются обороты вроде «кланяюсь вам всем по низкому поклону».
Во всём этом чувствуется крестьянский жизненный уклад, сохранившийся от дореволюционной деревни. И это неудивительно: родился Тимофей Иванович в начале ХХ века и в 1941 году был уже сорокалетним мужчиной, отцом семерых детей.
Мы публикуем здесь выдержки лишь из четырёх писем Т.И. Морозова. К каждому из них добавлены редакционные комментарии. Думается, этого достаточно, чтобы почувствовать весь трагизм войны, воплотившийся в судьбе одного из миллионов простых её участников…


Письмо №1

1941 г., декабря 5 дня:
Здравствуйте, дорогие родные! Во-первых, супруга Лена Ивановна и дорогие детки…
Нас перегнали на другое место, находимся мы километров восемь от позиции, адреса нет, и письма мне писать пока довольно. Всё пока ничего, а дальше что Бог даст. Живите не грустите и не волнуйтесь, всем, видно, участь такая, обо мне больше не грустите. Но мне очень грустно, что не вижу вас, очень хочется посмотреть, одни мысли о доме, а вспомнить очень трудно.
Дорогая супруга Лена Ивановна, плохо тебе, что не получаешь ни пенсии, ни хлеба. Ты хлопочи, а если не дадут, сходи в райисполком или в райвоенкомат, обжалуйся, и тебе там помогут.
Ну, пока до свиданья, вы мои родные, целую вас всех и желаю вам доброго добра, а ты, дорогая супруга, не волнуйся и не тужи, моя судьба решена.

PS от редакции
«Егорьевского Курьера».

Письмо написано как раз в день начала мощного контрнаступления Красной Армии под Москвой. Сапёрная часть, в которой служил наш земляк, осталась в неглубоком тылу. И Тимофея Ивановича больше всего беспокоит не собственная судьба, а положение жены – ведь у неё почему-то не было пенсии и хлеба. А ещё в письме чувствуется очень сильная тоска по дому, свойственная человеку, не привыкшему долго жить в отрыве от семьи.

Письмо №2
1941 г., декабря 20 дня:

Добрый день, дорогие родные! Здравствуй, дорогая супруга Лена Ивановна. Кланяюсь тебе, низкий поклон и желаю доброго здоровья. Ещё кланяюсь дорогим деткам…
Дорогие родные, очень хочется повидаться с вами. Не пускают. Мне пришлось побывать там, где и не думал – прошёл весь Дмитровский район, был под городом Рогачевым. Когда отгоняли немцев, видел груды тел павших в боях за Родину. Нашу часть теперь сделали не оборонительной, а восстановительной. Мы теперь делаем, где было разрушено, новое… Теперь нас перегнали из Рогачева на станцию Яхрома Дмитровского района. Живу ничего, очень хорошо, как в 33 году. Обмундирование хорошее.
Лена Ивановна, до Яхромы поезда пока не ходят. Пришлите мне письмо поскорее, как получите моё. Пишите тут же, а то возможно нас угонят, а ездить погодите. Я завтра пришлю открытку, в которой напишу, где мы остановимся. Лена, опиши, как поживаешь, как детишки и Мамаша. Как насчет пенсии. Хлеба как с колхоза – получили или нет паёк? Чего в деревне нового, как работают в колхозе?
Лена Ивановна, живи спокойнее, а то можешь свалиться и заболеть, а надёжа у тебя, сама знаешь, какая. А вы, дети, слушайте мать. Как живёт Володя и где работает или нет? Передайте поклон всем родным и знакомым.
Лена Ивановна, теперь у вас стало, наверное, поспокойнее. Немцев гонят назад, авиации стало не видно. Больше пока писать нечего. Остаюсь жив и здоров, того же и вам желаю. Ваш супруг, отец и сын. Морозов Т. Иванов. Прощай, жена моя родная, прощай, отцовский дом родной.
Адрес: Савёловская ж. дорога, г. Яхрома, барак №11, квартира №8.

PS от редакции
«Егорьевского Курьера»
.
Красная Армия продолжала гнать фашистов от столицы. Не находясь непосредственно на передовой, Т.И. Морозов наивно мечтает о свидании с женой: хотел поехать ненадолго погостить в Челохово – командование не отпустило… Он почему-то вспоминает добрым словом 1933 год (может, урожай в колхозе был хороший?) и продолжает беспокоиться о семье, о здоровье супруги, о сыне Владимире, который остался главным мужчиной в доме.

Письмо №3
1942 г., апреля 25 дня:

Здравствуйте, премногоуважаемые родные. Во-первых, дорогая супруга Лена Ивановна и дорогие детки… Кланяюсь вам всем по низкому поклону и желаю в делах ваших скорого и счастливого успеха. Письма я ваши получил, за что я вас благодарю.
…Лена Ивановна, я был на Западном фронте, за Можайском. Моё здоровье пока ничего. Не знаю, вернусь или нет домой. Чтой-то не верится и не думается, что вернусь и буду опять таким, каким был.
Я нахожусь не один в части. Есть много ближних из Воскресенска, Климова…
… Пришла весна, везде поют птички. А мы, красноармейцы, ждём, когда же будет конец войны, и мы пойдём домой к жене с детьми… Прощай, прощай, страна моя родная…

PS от редакции
«Егорьевского Курьера».

На Западном фронте только что неудачно завершилась одна из самых кровопролитных наступательных операций – Ржевско-Вяземская, унесшая жизни около 270 тыс. советских солдат и офицеров. По письму чувствуется, что сапёрам тоже досталось… Однако красноармейцы ждут, «когда же будет конец войны» – такие надежды весной 1942-го были очень распространены даже среди руководства страны, намеревавшегося разбить врага уже к исходу года…

Письмо №4
1942 г., августа 4 дня:

Здравствуйте, премногоуважаемые родные, супруга Лена Ивановна, детки и родная Мамаша Евдокия Андреевна… Кланяется вам супруг, папа и сын Т. Иванов.
Л.И., я получил от вас два письма. Я вас сердечно благодарю. В обоих письмах писано очень хорошо, что плохого у вас ничего нет. Это очень хорошо, что хоть дети будут в дальнейшем большой помощью, в особенности Владимир. Он оказывается хороший косец и хороший мастер по-плотницки. Я не вижу, но рад, что в хозяйстве ничего не упускается, проще – молодец парень. Он знает, что отец больше не придёт на свою родину, в свою родную семью, чтобы работать в ней, война его оставит на поле сражений.
Л.И., здоровье моё плохое, весь измучился. Силы плохие, не знаю, как будет дальше теперь.
Л.И., я получил твоё письмо – ты пишешь насчёт денег… На деньги можно достать только табачку, а хлеба никак не достанешь, потому что немец здесь все сёла пожёг, и у крестьян ничего нет. Они едят всякие травы и голодают. Так что денег ты мне не присылай, не нужно, у меня пока есть 270 рублей, их расходовать некуда…
Писать нет времени – с утра часов с 3-х встаю и ложусь на отдых в 12 ночи, отдыху совсем нет. Харчи у нас дают 3 раза в день, утром в 5 часов дают 75 соток литра супу, в 1 час дня дают 75 соток литров супу и вечером, и хлеба 700 грамм. Одним словом, харчи ничего. Картошечки теперь бы… Более писать пока нечего, остаюсь один на войне.

PS от редакции
«Егорьевского Курьера».

Тяжелейшее лето 1942-го. Фашисты рвутся к Волге. А Западный фронт 4 августа начал стратегическую наступательную Ржевско-Сычёвскую операцию. Развивалась она на первых порах успешно… Но давалось это огромным напряжением сил, что и чувствуется по письму.
Однако наш земляк Т.И. Морозов продолжает жить событиями, происходившими дома, в Челохове. Он радуется, что у родных «плохого ничего нет» – а это само по себе уже «очень хорошо»! Его согревает надеждой тот факт, что единственный сын Владимир ведёт себя по-мужски, заботясь о семье…

Последнее письмо

Оно хранится в семье младшей дочери Т.И. Морозова – Нины Тимофеевны 1941 года рождения, живущей сейчас в Балашихе.
В послании, датированном зимой 1943-го, Тимофей Иванович сообщает, что уходит на передовую и готовится к завтрашнему бою. «Если останусь живым – обязательно напишу. Если же не судьба нам свидеться, то знайте: я погиб под Ржевом», – говорилось в письме нашего земляка.
Послание это оказалось последним. А затем в Челохово в семью Морозовых пришла похоронка. Желая отомстить за отца, сын Владимир и старшая дочь Ася добровольцами ушли на фронт. По счастью, им суждено было вернуться домой живыми.

Материал к публикации подготовил Сергей КИСЕЛЕВ

14 Май 2015

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • клен
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3