Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

ВРЕМЯ, КОГДА ГИТАРЫ ЗВУЧАЛИ В КАЖДОМ ДВОРЕ

№47 от 21 ноября 2012 года

Наша газета уже обращалась к тому времени, когда молодёжь Егорьевска, равно как и других городов России, оказалась почти поголовно охваченной движением вокально-инструментальных ансамблей - советских аналогов западных рок-групп. Казалось, что в семидесятые под гитары запели все. Ну а те, кто не освоил никакого музыкального инструмента и у кого не было голоса, всё равно покупали виниловые пластинки любимых групп или шли на одну из популярных в городе танцплощадок, где ещё безраздельно царил живой звук.

Об этом замечательном времени с лёгкой грустью корреспондент «ЕК» беседует с Андреем Кострюковым, участником популярных в Егорьевске того времени групп «Букет цветов», «Понедельник» и «Облака». С человеком, которому судьба уготовила в 70-е и 80-е годы оказаться в самой гуще происходивших в Егорьевске музыкальных событий.

- Андрей Владимирович, с чего для Вас и Ваших друзей началась вся эта вокально-инструментальная жизнь?

- С того памятного дня в 1975 году, когда мы, четверо учеников 8 «Б» и 8 «В» классов школы №12 Александр Тах, Алексей Горячев, Николай Кулагин и я, Андрей Кострюков, решили создать свою группу. В том же году на одном из школьных вечеров состоялась наша премьера. Даже названия ещё себе не успели придумать. Играли то, что слушали в то время наши сверстники – песни ВИА «Весёлые ребята» с пластинки «Любовь – огромная страна», Тухманова, из альбома «По волне моей памяти». Подбирали на слух, старались подражать тому, что слышали.

Помню два усилителя, имевшихся в то время в двенадцатой школе - «Ритм» и «Радуга», а также рижскую ударную установку. По тем временам – серьёзная техника. 

- И что, так сразу заиграли на уровне музыкантов типа Павла Слободкина?

- Нет, не сразу, конечно, но в результате упорных репетиций стало получаться похоже. Ведь почти у каждого из нас к тому времени уже была репутация дворового музыканта. Все где-то сами чему-то учились, друг у друга перенимали. В те времена гитары по вечерам звенели по всему городу, в каждом дворе была своя группа и в каждом подъезде свой гитарист.

- А как образовался «Букет цветов»?

- В 1977 все четверо участников нашего школьного ансамбля поступили в техникум «Комсомолец». Мы после двухлетних упорных репетиций уже были дружным коллективом, с опытом выступлений. Здесь и придумали это название – в словаре англо-русском нашли слово «nosegay», что означает небольшой букет цветов.

В техникуме были и гитары, и аппаратура, и усилитель «Родина», и огромный зал для выступлений. Сами собрали ревер, чтобы получать эффект эха. Стали раскладывать вокал на три голоса, как пели тогда знаменитые «Песняры», и на городском фестивале вокально-инструментальных ансамблей «Весна» в ДК им. Конина взяли третье место. Это было очень почётно, так как из 12 лучших ансамблей района, вышедших в финал, мы уступили только группам «Электра» и «Почерк», в составе которых играли профессиональные музыканты.

- Что исполняли тогда на «Весне»?

- Тогда, в 1978-м, мы поставили в программу нашего конкурсного выступления два собственных произведения. Третьей была «советская патриотическая песня» - обязательная часть программы каждого ансамб-ля. Мы спели песню «Дан приказ ему на запад», но в собственной довольно тяжёлой роковой обработке, что, думаю, тоже завоевало симпатии зрителей.

Конкурс «Весна» в те годы проходил с небывалым успехом, попасть в ДК им. Конина на финальный концерт считалось большой удачей. Свободных мест не было, люди стояли в проходах, только чтобы всё это увидеть. 

- С чего началась Ваша профессиональная музыкальная карьера?

- В 1979 году мы, участники «Букета», пришли к директору клуба завода «Комсомолец» Лидии Лисицыной и попросились на работу, играть на танцах. Она сразу согласилась, так как в том году мы взяли второе место на городском конкурсе «Весна». Стали играть в своём клубе, клубе завода «АТИ», на открытых городских площадках, ездили по подшефным колхозам. Платили нам по 40 рублей за выступление на всех, что было вполне приемлемо по тем временам, ведь билет на танцы, где мы играли, стоил всего 50 копеек.

- Как «Букет» стал выступать в Горпарке?

- В 1980 году организатор мероприятий в городском парке Владимир Кузнецов предложил нам иногда выступать там на танцах. Обычно в горпарке играла группа «Эльфы», но у них часто случались выезды и выступления на других площадках. В горпарке же народ собирался потанцевать постоянно, все выходные с мая по сентябрь. И мы с радостью согласились. Дело было даже не в деньгах, популярность группы в районе к этому времени была высока, и нас непрерывно приглашали на свадьбы, где оплата была значительно выше. Но городской парк, как помнят те, кто ходил туда в то время, был самым центром молодёжной жизни в Егорьевске.

- Были ли у вас, группы «Букет цветов», в то время поклонницы?

- Да, было немало, и это замечательно. Большинство из их – студентки, девчонки из нашего техникума. Подходили, просили переписать тексты песен. Ведь тогда, в горпарке, большинство исполняемых песен были наши собственные. Всё это создавало атмосферу творческого подъёма.

- Но горпарк в те годы был и местом, куда ходили померяться силами представители различных, мягко говоря, неформальных городских молодёжных группировок.

- Да, в восьмидесятом году всё ещё сохранялось это деление на «апачей» из первого микрорайона, «гуронов» из второго, «спартанцев» с ФУБРов и «слонов» из Лаптево. Появлялись даже какие-то новые группировки, типа «басмачат», которые были помоложе, но в конфликтах выступали за «апачей». Мы со сцены уже научились предсказывать, когда именно начнётся драка. Обычно группа в 5-6 человек проносила мимо милиции в парк спиртное, пили на аллеях, а затем появлялись на площадке. Повод же для конфликта найти было, естественно, несложно.

Группа «Понедельник», 1983 год. Слева направо: Александр Селезнёв (вокал), Виктор Коновалов (клавишные), Андрей Кострюков (ударные), Александр Матеев (гитара).

- Были ли в те годы в Егорьевске танцы, где не дрались?

- Да, в клубе завода «Комсомолец» собиралась в основном своя публика – молодёжь, работающая на заводе. Человек 50-60, все знали друг друга, вели себя прилично.

Всегда было приятно выступать в актовом зале техникума. Туда пускали только своих студентов, пьяных мы не замечали. К тому же в том зале великолепная акустика.

- Какая из песен группы «Букет цветов» лучше всего принималась зрителем?

- Была в репертуаре народная песня, которую мы глубоко переработали, практически новую музыку написали:

А как бы не цветы, да не морозы,

И зимой цветы

                         да распускались тоже.

А как бы на меня да не кручина,

Не сидела б дома и не тужила.

Это настоящий русский фолк-рок, только мы тогда его ещё так не называли. Старались писать музыку и петь в стиле популярных тогда ансамблей «Песняры» и «Ариэль».

В 1981-м весь «Букет цветов» в полном составе ушёл служить в армию.

- Расскажите, пожалуйста, о группе «Понедельник».

- В 1983 году, после армии, где я, кстати, тоже не расставался с музыкой, надо было как-то жить. И по возможности совмещать это с музыкальным творчеством. Так и родился «Понедельник», в который вошли Александр Селезнёв, Виктор Коновалов и Александр Матвеев. Нас охотно принял на работу кафе-бар «Красная горка», даже оформили трудовые книжки, в которых у всех была сделана запись - «Музыкант кафе-бара».

- Пришлось осваивать «кабацкий» репертуар?

- Да, конечно, приходилось часто исполнять песни типа популярного тогда одесского блатняка. Но не только это. Работа в ресторане, на заказ, оказалась довольно напряжённой. Музыкант в ресторане не мог сказать, что он не будет исполнять ту или иную песню. И не потому, что лишался при этом вознаграждения в виде помятой пятируб-лёвки. Не спеть песню на заказ для музыканта было непрофессионально. А значит, приходилось каждую неделю смотреть передачи типа «Утренней почты» и разучивать все новинки. Сегодня спели новую песню по телевизору, значит, завтра обязательно попросят спеть в кафе.

А вот собственные песни в это время как-то перестали писаться.

- Испытывали ли Вы в те годы идеологическое давление?

Нет, дирекцию кафе вполне устраивало то, что мы исполняем, ведь играли именно то, что хотели посетители. Народ шёл в кафе, план выполнялся. Все были довольны. Для нас это являлось и хорошей школой игры, дружной работой в группе, где каждый в любой момент мог заменить другого. Были и заработки, но той романтики семидесятых уже не осталось.

Группа «Облака», 1995 год. В верхнем ряду слева направо: Александр Тах (поэт, композитор, гитарист), Виктор Коновалов (клавишные), Андрей Кострюков (ударные), Александр Селезнёв (бас-гитара). В нижнем ряду: Тамара Лежнева (сотрудник Дома Быта и фактический администратор группы), Геннадий Калинин (композитор, клавишные), Тамара Калинина (вокал).

- Следующим этапом вашей карьеры стали «Облака»…

- Да. И возникла эта группа благодаря М.С. Горбачёву, а точнее, его «сухому закону». В 1985 году в «Красной горке» перестали продавать спиртное, оставили только пиво, и посетитель как-то враз схлынул. Те редкие клиенты, которые иногда туда заглядывали, на трезвую голову перестали делать музыкальные заказы, и «Понедельник» остался без заработка. На официальную зарплату в 70 рублей взрослым мужчинам было уже не прожить. Так и возникла группа «Облака» при Доме быта.

- А что, на Дом быта официальная антиалкогольная кампания не распространялась?

- В Доме быта был банкетный зал, где справляли свадьбы, и кухня, где люди сами готовили. Спиртное приносили с собой. Это оказалось очень удобно, так как позволяло людям существенно экономить на ресторанном обслуживании. Так игрались 2-3 свадьбы в неделю.

- А как же модные в те годы «безалкогольные свадьбы»?

- Я помню только одну такую свадьбу. Молодожёны оба были комсомольские работники. Им в силу их должностей нужно было такую показательную свадьбу сыграть. В первый день водку прятали под столами. Но на второй день компенсировали всё самогоном без всяких ограничений. Против обычаев – как следует погулять на свадьбе – очередная кампания, затеянная в Москве, оказалась бессильна.

- Были ли драки, курьёзные случаи?

- Да, конечно, дрались, и стёкла били регулярно, хотя далеко не каждый раз.

Однажды на свадьбу пришёл гармонист, внешне вполне культурный. Очень прочувствованно сыграл песню «Миллион алых роз». Мы стали наблюдать за нашим «конкурентом» и заметили, что он как-то непозволительно бурно для свадебного музыканта празднует, участвует в свадебных играх, ухаживает за дамами. В результате на второй день свадьбы он играл свой «Миллион алых роз» в разбитых очках и с огромным синяком под глазом. Нам всё-таки опыт подсказывал, что надо держаться от гуляющих людей отдельно, а если и присоединяться к застолью, то за отдельным столиком. Это - как правила техники безопасности.

Из курьёзов помню ещё один случай, когда наше музыкальное сопровождение заказали на два дня свадьбы, но отыграли мы только один. В первый день жених неожиданно выпрыгнул в окно и убежал, его так и не нашли.

- Что просили егорьевцы исполнить на свадьбах в восьмидесятые?

- Мы разработали особую песенную программу, которую дополняли песнями на заказ. Была и официальная ведущая свадеб – Тамара Лежнева.

Для жениха и невесты в те годы обязательно исполнялась песня Юрия Антонова «Смотрюсь в тебя, как в зеркало». Очень часто просили спеть песни из репертуара Аллы Пугачёвой и Игоря Николаева. 

- Как и почему закончилась музыкальная жизнь «Облаков»?

- Дом быта закрыли, отдали школьникам. Музыканты разошлись. Я вернулся к работе по специальности, полученной в техникуме, стал электриком.

Хотя, наверное, причина не только в этом. В девяностых стала доступна электронная аппаратура высокого качества, которая потеснила живой звук. Группы заменил одиночный вокалист-клавишник или вообще диск-жокей. И всё-таки, я думаю, группы, играющие вживую, не уйдут из нашей жизни, найдут новые ниши, хотя, наверное, и станут другими.

- Хотели бы вы собраться старым составом и спеть песни прошлых лет?

- Мы сделали это как-то два года назад на дне рождения Геннадия Калинина. Если кто-то захочет нас опять собрать и организовать такое выступление, я с радостью поддержу этот проект. Думаю, что в Егорьевске найдётся немало людей, которые испытывают чувство ностальгии по тем годам и хотели бы вновь услышать песни той поры. Песни искренние и романтичные.

- Можете ли привести здесь примеры той песенной лирики, которая была и добрая и романтичная одновременно. Строки, которые Вам особенно дороги?

- Да, с удовольствием. Первое четверостишье, которое стало песней, принадлежит перу Александра Таха:

А я приду на свадьбу к Вам,

Золотой закат

                              в окна заглянул мои.

Показалось мне,

Что это закат моей любви.

Следующее стихотворение, ставшее куплетом песни, я помню ещё со школы. Его написала моя сестра Галина Кострюкова:

Как бывает трудно жить порой,

Когда счастье близко,

                      но проходит стороной.

Когда ты смеёшься,

                                                  грустно мне,

Я стараюсь больше

                                       думать о тебе…

Редакция «ЕК» предлагает организаторам культурных мероприятий, заинтересованных в проведении в Егорьевске концерта живой музыки семидесятых, обращаться к нам со своими предложениями, которые мы передадим Андрею Кострюкову и его друзьям. В случае если такой концерт состоится, наша газета гарантирует эффективную информационную поддержку.

23 Ноя 2012

комментировать

Комментарии и отзывы (1)

  • » Ирина 30-11-2012 10:45:08

    Я думаю, это очень хорошая идея - собрать такой концерт! И вообще, их почаще надо устраивать, ведь для старшего поколения это возможность вспомнить молодость, поностальгировать, да и просто куда-то выбраться, а для молодежи это возможность отдохнуть от дешевой попсы и пустой электронщины, окунувшись в другую эпоху, время добрых и поучительных песен...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • клен
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3