Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Люди скучают по душевности

№ 50 от 16 декабря 2015 г.

К творчеству Сергея Луковкина наш еженедельник обращался не раз. О себе, музыке, поэзии и экономическом кризисе самый известный егорьевский автор-исполнитель, участник московской группы «Короли кухни» сегодня вновь рассказывает корреспонденту «ЕК».


- Сергей, давайте начнём с самого актуального… Как сказался экономический кризис на музыкантах?
- Всем известно, что цены в стране выросли практически на все, а вот гонорары артистов заметно упали. Я имею в виду музыкантов не столь известных, тех, кто, в основном, играет по клубам нашей огромной, но очень небогатой России. Именно они поставлены на грань выживания. Многие клубы и рестораны вовсе закрываются, даже в Москве. Одна надежда на корпоративы. Но и они стали редкостью. Крупные компании сбавили обороты, мелкие – предпочитают более дешевый отдых, например дискотеку. Да и у народа денег немного, и зрителей в залах становится меньше. Не до песен, видимо. Это, конечно, не касается звезд. Звезды собирают залы, но раз в год или два. Концертов стало значительно меньше. Хотя очень известные московские клубы («Альма Матер», «Б2») тоже закрылись.

- А как живёт провинция?
- Всё то же самое происходит и в провинции. Редкие концерты в больших залах, дорогие билеты в больших клубах. Мелкие клубы закрываются. Хотя на столичных артистов спрос ещё есть, а местные музыканты играют «по дружбе» за проценты от проданных билетов. Наши гастроли по Уралу и Сибири стали очень нечастыми, а гастроли по Украине, которые мы так любили, прекратились, наверное, надолго.

- Куда выезжаете на гастроли сейчас?
- В этом году играли в Питере, Тольятти, Жигулевске и в Волжске (республика Марий Эл). И это – за весь год. Было ещё несколько бардовских фестивалей. Кстати, барды сейчас собирают неплохую аудиторию. Их концерты проходят при полных залах. Видимо, народ, устав от попсы и прочего ужаса, начал скучать по душевным песням под гитару. Сейчас происходит какое-то возрождение этого направления. Даже телевидение повернулось наконец-то к бардам. Передача Татьяны Визбор на канале «Ностальгия», концерты Тимура Шаова, Юлия Кима и других показывает «ТВ Шансон». Похоже, барды снова в моде.

- А что вам мешает примкнуть к бардовскому цеху?
- Мы немного не вписываемся в эту тусовку. Нет, конечно, принимаем приглашения от наших друзей, которые непосредственно занимаются авторской песней. Если зовут, то участвуем в том или ином фестивале. Но ни своими песнями, ни своим стилем, конечно, до бардов не дотягиваем. А если честно – мы там чужие. Я, например, путаю «Солнышко лесное» с «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». А это их гимны, их надо знать. И кто их лирический герой? Геолог, альпинист, полярник, лётчик, на худой конец – турист в сырой палатке. Прекрасный герой, спору нет. И кто наш лирический герой? Городской взрослый ребёнок, спившийся интеллигент, гуляка и маргинал. Про лирическую героиню я вообще молчу. В основном – это девушка довольно лёгкого поведения, весёлая и беззаботная, рыжая бестия. Кто там будет это слушать? И смотрят на нас там, в бардовской тусовке, как-то искоса. Мол, понаехали какие-то. Вообще, бардовское сообщество довольно замкнутое.

- Что вы имеете в виду, говоря о замкнутости бардовского сообщества?
- В смысле – закрытое. Вроде с виду все демократично и мило. Компания, состоящая из 10-15 авторов и стольких же слушателей, может – больше, может – меньше. И им больше никто не нужен, никто. И передвигаются они по жизни всей этой кучкой от фестиваля к фестивалю, от костра к костру и т.д., и т.д. На мой взгляд, довольно скучное движение. Ну, а если кто-то отделился и, не дай Бог, добился успеха, например коммерческого, то – сожрут. Куда нам с ними?

- Не слишком ли вы критично относитесь к бардам?

- Я не хочу обидеть именно бардов, у меня среди них много друзей. Такое происходит, как ни странно, и у рокеров, и в попсе, и в шансоне. Да и просто в жизни. К сожалению, зависть и гордыня свойственна всем людям, чем бы они ни занимались. Поэтому я выбираю другие тусовки, где все действительно честно и с любовью. Их много – «Калужский куст», «32 августа», «Бараний слет» и др.

- А примкнуть к рокерам не хочется?

- Рокеры – замечательные ребята, но их ритмы, манера исполнения, а подчас и тексты для меня стали жестковаты. Возраст, видите ли, уже не тот.

- Как называете ваш стиль?
- Наш стиль – смесь рокабилли с городским романсом. Рокабилли - это музыкальный жанр, разновидность рок-н-ролла, появившийся в 1950-х годах и, по сути, являющийся прародителем современного рока. Сам термин «рокабилли» происходит от слов «рок» и «хилбилли» и имеет корни в кантри и блюзе.

- Были ли попытки исполнять русский шансон?
- Однажды наш скрипач Макс Гусельщиков предложил съездить на гастроли в Юрмалу с группой М. Круга «Попутчик» (Макс играл с Кругом 7 лет и после его смерти продолжил работать в том же «Попутчике»). Я даже разучил пару песен Михаила Круга – «Владимирский централ» и «Кольщик». Это были центровые песни коллектива. Но не прокатило. Не та компания – всё время приходилось, как говорится, «фильтровать базар». Люди там серьезные, а я был к этому не готов. После нескольких репетиций мы с Максом покинули группу.

- Сложная у вас музыкальная судьба…
- Пожалуй… Иногда завидую рабочим людям. Отработал смену – и домой отдыхать. Голова чистая. Знаешь, что будет завтра, послезавтра.

- Кто ходит каждый день на работу, тоже может вам позавидовать. Пришёл в клуб, хлопнул рюмку коньяку, побряцал на гитаре, получил половину месячной зарплаты…
- Во-первых, мы уже давно не пьем – ни перед, ни во время концерта. Во-вторых, к концерту надо готовиться, надо организовать его для начала. Ведь мы работаем без директора. В-третьих, новые песни надо писать. Да и сам концерт требует огромной отдачи сил.

- Что же вам мешает вновь вернуться к обычной, за зарплату, ежедневной работе?
- Технических препятствий для меня нет. Мне легче, чем моим друзьям-музыкантам. Я пишу и пою, а они играют, им надо руки беречь, мне нет. Да к тому же я из рабочей семьи. Работал когда-то водителем автобуса и ещё много кем. Если будет совсем невмоготу – пойду и буду работать. Когда припрет – пойдешь и в курьеры, и полы мыть в подъездах станешь.

- Неужели прямо так, в подъездах?
- Да, это реальная история. Одна моя знакомая художница долго пыталась найти себя в профессии и, отчаявшись окончательно, пошла именно на такую работу. Год мыла полы. «Сменила профиль», – говорила она. В это время произошло чудо. Кто-то заметил её работы, кому-то показал, дальше выставка в Париже, премия и т.д., и т.д. Поэтому «сменить профиль» я готов.
Многие мои знакомые поэты работают курьерами. Работа курьера для творческого человека не так уж и плоха. В особенности для поэта. Ездишь, смотришь на разных людей, думаешь, размышляешь, сочиняешь. Главное, всё время наедине с собой. Что может быть лучше для поэта?

- Пишете ли вы социальные песни?
- Не пишу. И не потому, что у меня нет собственной позиции по социальным и политическим вопросам. Просто не моё это, не смогу хорошо написать и неинтересно мне. Мой друг и коллега по «Королям кухни» Алёша Пальцев пытается писать социальные песни, но получается полнейшая фигня. И это понятно, ведь трудно представить себе человека от политики более далёкого, чем Алеша Пальцев. Он понятия не имеет, что происходит в мире. У него нет телевизора, и в этом я ему завидую порой.

- Не думаете ли, что русский рок может занять место, которое занимал в конце семидесятых и в восьмидесятые, когда молодые искали в нём ответы на важные вопросы?
- Нет, не думаю. Сейчас все ответы на вопросы есть в интернете. А ветеранов нашего рока – Макаревича, Б.Г., Майка Науменко и других слушают лишь дети тех, кто любил рок 70-х – 80-х. И этих молодых людей немного. А новые рокеры пока что-то себя никак не проявляют.

- Каков ваш прогноз на развитие ситуации в мире отечественной музыки?

- У меня таких прогнозов два - оптимистический и пессимистический. Оптимистический – у людей появится вкус, улучшится качество текстов, музыку начнут писать настоящие композиторы, а рок-н-ролл станет снова танцевальной музыкой, а не средством для зарабатывания.
Пессимистический – будет, как сейчас на экране телевизора и, в конце концов, всё загнётся. Люди погрузятся в виртуальное пространство, станут ещё более разобщены.

- Есть ли площадки в Москве, которые вы могли бы порекомендовать егорьевским любителям авторской песни?
- В Москве ещё осталось много клубов, заведений и залов, где можно услышать хорошую музыку и хороших авторов. Перечислять их нет смысла. Любой человек сейчас в интернете может найти, куда пойти. А вообще, я советую искать не клуб или ресторан, а конкретных исполнителей.

- Кого из исполнителей, играющих в близком вам стиле, могли бы отметить?
- Обязательно надо увидеть и услышать Ксению Федулову. Это потрясающая артистка, певица, гитаристка, автор песен, такое сочетание Джимми Хендрикса и Сюзи Кватро. Недавно мне посчастливилось сниматься в её клипе – это были незабываемые съемки.
Очень мне нравится белорусская группа «Серебряная свадьба» – они часто приезжают в Москву. Конечно, челябинский ансамбль «Друзья брата жениха». Они, правда, бывают реже.
Ну, и «Короли Кухни». Приглашаю всех на наши концерты. Для земляков устрою скидку.

- Где в Егорьевске вас можно услышать в ближайшее время?
- Сольных концертов в Егорьевске в ближайшее время не планирую. Но с большой радостью приглашаю егорьевцев на концерты театра песни «Ассоциации». Мы по-прежнему существуем и продолжаем делать концерты вместе с бардом Алексеем Карповым, поэтессой Ольгой Ступиной, Надеждой Журавлевой и другими замечательными людьми.

Записал Алексей Марков. Фото автора.

17 Дек 2015

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Дом кровли
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3