Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Диверсификаторы «от сохи»

№20 от 15 мая 2013 года

В нашей стране 26 мая отмечается День предпринимателя. Этот профессиональный праздник не сразу стал общероссийским. Поначалу он появился в столичном регионе. И здесь прослеживается определенная историческая параллель, ведь жители Московской губернии издавна отличались отменной предприимчивостью. В чем мы сейчас и убедимся.

Одни делают дело, другие придумывают слово
Сейчас в России с высоких трибун часто звучит слово «диверсификация». Оно означает развитие экономики сразу по многим направлениям, что гарантирует стабильность в стране: если в каких-то отраслях произойдет спад, то в других возможен подъем, и в целом снижения уровня жизни не произойдет.
Давно замечено, что «на местах» здравые идеи зарождаются и (главное!) начинают воплощаться раньше, чем «в верхах». К примеру, еще в XIX веке подмосковные крестьяне успешно занимались диверсификацией, хотя словечка такого в ту пору никто еще не придумал. Просто сама жизнь подсказывала селянам: хотите меньше зависеть от капризов природы, влияющих на урожай, - занимайтесь параллельно с земледелием еще каким-нибудь производством.
Статистические данные конца XIX века свидетельствуют, что в Московской губернии насчитывалось около сотни крестьянских промыслов. Вот далеко не полный перечень товаров, производимых тогдашними, как сказали бы сейчас, «предпринимателями без образования юридического лица»: мебель и посуда, шляпы и картузы, зеркала и телеги, крахмал и патока, настенные часы с боем, курительные трубки, оправы для очков и даже пресс-бювары (значение последнего слова пришлось искать в словаре, оказалось – настольная папка для бумаг)…



Наукоемкий промысел
Самым оригинальным промыслом занимались жители шести селений Дмитровского уезда, умудрявшиеся из обычного мусора извлекать… золото! Соровщики – так данная профессия именовалась официально. В народе эти люди прозывались «ищейками», а сами себя они считали «химиками».
Процесс золотодобычи начинался с чтения газет. Соровщиков интересовали сообщения о пожарах - особенно, если горели богатые дома и церкви. Выписав адреса, «ищейки» разъезжались по всей стране, скупая за бесценок оставшийся после пожаров мусор и целыми обозами доставляя его в родные места. Здесь мусор дробили и промывали в реке в специальных лотках: легкие частицы уносились водой, а тяжелые оставались в осадке.
Далее начинался процесс, основанный на хороших знаниях химии и включавший даже некие начатки нанотехнологий. Рецепт извлечения золота из мусора прилагается.
Готовый продукт «химики» сбывали сусальщикам, занимавшимся изготовлением тончайшего листового золота для покрытия церковных куполов и пр. Зародился промысел соровщиков в XVIII веке, а исчез после 1917 года, когда драгоценностей в частных домах и храмах стало гораздо меньше…

Лапотники

Жители двух сёл Звенигородского уезда подрабатывали на жизнь плетением лаптей в промышленных масштабах, поставляя на рынки до 111360 пар в год. Часть обуви закупалась больницами для снаряжения в последний путь малоимущих покойников. Другую часть разбирали подмосковные крестьяне, использовавшие лапти в качестве «спецобуви» при сенокосе, жатве и других сельхозработах.
Плели лапти из лыка – коры лиственных деревьев. Примечательно, что обувь получала название от породы дерева, с которого снимали лыко: из ракиты делали «верзни», из тала - «шелюжники», из молодого дуба - «дурачи», из березы и вяза - «березовики» и «вязовики». А самые прочные лапти плели из лыка молодой липы. При этом толщина дерева не должна была превышать полутора вершков (около 7 см).

Не было бы счастья…
Как правило, каждый промысел приживался в нескольких селениях одного-двух уездов. Ткачество же охватывало всю Московскую губернию целиком и многие соседние.
Долгое время ему не давали развернуться различные правительственные указы, направленные на защиту крупных мануфактур от конкуренции. Наконец, указ 1808 года дозволил крестьянам ткать беспрепятственно. Окончательно же поставил промысел на ноги, сам того не ведая… Наполеон Бонапарт! Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло: пожар 1812 года уничтожил в Москве множество мануфактур, избавив крестьян от конкуренции. Самые предприимчивые наживали тогда миллионы, раздавая односельчанам сырье и скупая готовую продукцию. Вскоре в некоторых селах и деревнях возникли крупные ткацкие фабрики.

Штучный товар
Выделкой портсигаров и табакерок из карельской березы занимался в Подмосковье в конце XIX века только один мастер, живший в Звенигородском уезде. С помощью четверых сыновей вырабатывал он по 130 изделий в месяц. О качестве товара говорит тот факт, что покупатели не ждали его появления на московских рынках, а сами съезжались в село со всей губернии.
В том же уезде не менее редкий бизнес практиковала еще одна семья. Она лепила для московских кондитерских сладкие цветы 12 разновидностей. Сырьем служила сахарная пудра, замешанная на яичных белках.
В Серпуховском уезде три семьи кормились изготовлением «оптических приборов» - так называли тогда ртутные и спиртовые термометры. Каким образом освоили сию премудрость жители отдаленной деревушки – Бог весть!..

Для милых дам
Немалое количество подмосковных крестьян ублажало капризную женскую моду. Серьги «змейкой», кольца, крестики с резьбой и эмалью – всем этим славились золотых дел мастера Подольского уезда. Гранильщики из того же уезда и из-под Вереи обрабатывали горный хрусталь, топазы, аметисты и бирюзу. Основными клиентами сельских ювелиров были помещики, поэтому после отмены крепостного права промыслы стали постепенно угасать.
Зато пошли в гору «камушники» из Дмитровского уезда, наводнившие Россию дешевыми украшениями из цветного стекла. Особой популярностью у небогатых модниц пользовались бусы «с глазками» - это когда в каждую бусинку были вкраплены разноцветные «искорки». На самом деле, секрет такого оптического эффекта был предельно прост: в каплю расплавленного стекла вводили мелкие крупинки кирпича, угля и пр.
Кстати, данный бизнес в Московской губернии появился в результате «промышленного шпионажа»: секрет изготовления цветного стела был похищен с петербургского завода неким ушлым дмитровским крестьянином. Якобы имела место даже погоня с перестрелкой…

Во славу Божию
А в Богородском уезде тихо и мирно трудились иконописцы. Утверждают, что этот промысел основали еще в начале XVIII века выходцы из Великого Новгорода. В конце XIX столетия иконописью занимались уже жители семи селений.
Доски для икон закупались на ярмарках, в том числе и в Егорьевске. Лучше всего шла в дело липа, затем – ольха. Подходящей была бы и осина, но она считалась «нечистым» деревом, поскольку на ней якобы «повесился Иуда». По особому заказу икону писали на дорогостоящей кипарисовой доске.

Культуру – в массы!
С немалым размахом действовали труженики Рузского уезда, снабжавшие российских меломанов недорогими струнами для балалаек, гитар, скрипок и прочих контрабасов. Сырьем служили овечьи кишки. Их струнщики закупали по осени в южных губерниях. Поначалу сырье поступало в Ростов-на-Дону, где у подмосковных крестьян-предпринимателей имелись склады. Там овечьи внутренности сортировали: что получше, отправляли зарубежным партнерам для производства сосисок, а что похуже, оставляли себе. Ежегодно закупалось сырье от 250000 овец.
Меж тем, само струнное производство было весьма нехитрым. Кишки разрезали вдоль, мыли, скручивали в струны на специальных рамках, сушили, чистили пемзой, натирали салом и продавали.

Услуги населению

В Подмосковье существовало немало промыслов, удовлетворявших духовные потребности человека: раскраска литографий, торговля картинами вразнос, изготовление скрипок и гитар… Но ближе всех к великой русской культуре стояли… богородские тараканщики! Именно они по контракту ежегодно выводили зловредных насекомых в московских театрах. Обслуживали богородцы и другие казенные заведения, а также обывателей Москвы и губернии.
В конце XIX века промысел шел в гору, поскольку был востребован клиентами и прост в исполнении. С помощью заячьей лапы, прибитой на палку, по стенам и потолку размазывали истертый в порошок мышьяк. Позднее, с развитием бытовой химии и санэпидслужбы, этот вид услуг совершено исчез из народной жизни. Чего не скажешь о самих тараканах.
И трубочистами в первопрестольной тоже были подмосковные крестьяне. Данный бизнес монополизировали жители Волоколамского уезда. Любопытно, что они промышляли еще и «поздравлениями»: обходя с поклонами по большим праздникам своих постоянных клиентов, прирабатывали каждый раз, если считать на нынешние деньги, по 15000-20000 руб. А праздников-то в году было больше десятка…


Рецепт извлечения золота из мусора
Полученная после промывки в реке «золотоносная порода» смешивалась с ртутью, которая  имеет свойство растворять в себе все металлы (кроме железа), образуя вещество, именуемое амальгамой. При нагревании амальгамы и выпаривании из нее ртути получается сплав серебра, меди, золота, олова и т.д.
Следующий этап – разделение благородных и неблагородных металлов. Для этого сплав обкладывали свинцовыми пластинками и помещали в «гнездо» - горшок, заполненный жженой костью. При нагревании неблагородные металлы, образуя со свинцом легкоплавкие соединения, просачивались сквозь пористую кость вниз, а золото с серебром оставались сверху. Избавившись от неблагородных примесей, сплав обретал характерный оттенок – начинал «гулять цветочками», как говорили соровщики. В этот момент и снимали «гнездо» с огня.
Дальше оставалось только отделить один благородный металл от другого. Для этого применяли азотную кислоту, растворяющую серебро, но бессильную против золота.

Сергей КИСЕЛЕВ

5 Июн 2013

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Дом кровли
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3