Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Война, школа, детство

№ 16 от 16 апреля 2014 г.


В феврале-марте этого года «ЕК» опубликовал материал, посвящённый жизни второй школы города Егорьевска в шестидесятые годы. После выхода в свет этих статей нам позвонила ветеран педагогического труда, уроженка нашего города и выпускница школы №2 1952 года Ольга Дмитриевна СЫЧЁВА. Она также рассказала немало интересного о школе-юбиляре и о жизни школьников военной и послевоенной поры.

  • 7 класс школы №2. 1947-48 учебный год


Школа
Ольга Дмитриевна пришла учиться во вторую школу в 1947 году. Говоря нынешним языком, это было элитное учебное заведение, единственное в Егорьевске, где девушки могли продолжить учёбу после 7 класса, чтобы впоследствии поступить в институт (в те годы мальчики и девочки учились раздельно). Учёба с 8 по 10 класс была платной, но плата небольшая, а дети погибших в войну родителей и вовсе освобождались от неё. Ольга Дмитриевна тоже не платила за обучение, так как её отец, Дмитрий Фёдорович, пропал без вести на фронте в 1943 году.
Ныне Ольга Дмитриевна с гордостью вспоминает те годы:
- Могу сказать, что школа наша с задачей подготовки в ВУЗы справлялась блестяще. В институты и университеты больших городов поступали практически все выпускники города, причём неоднократно члены экзаменационных комиссий отмечали высокий уровень подготовки абитуриентов из маленького провинциального Егорьевска. Надо ли говорить, что большинство егорьевских девушек-абитуриенток были выпускницами именно нашей, 2-й школы.

Учителя
«Все профессии от людей, и лишь три от Бога», – сказал Сократ. В числе этих трёх он назвал учителя, врача и судью. Действительно, работали в то время во второй школе те, кто стал педагогом по своему высокому призванию. Многие из этих учителей заканчивали ещё дореволюционные гимназии или были продолжателями учительских династий. Так, психологию (этот предмет наряду с логикой преподавали старшеклассникам) вела Елена Павловна Рыкова. Её отец - профессор Саратовского университета – был репрессирован. Семья же «врага народа» поселилась в Егорьевске, за 101-м километром. Впоследствии Елена Павловна Рыкова перебралась в Москву и преподавала в Институте усовершенствования учителей.
Учителем математики в те годы была Надежда Евдокимовна Ерофеева. Потомственная учительница, дочь учителя математики, она и вся её семья переехали в Егорьевск из города Камышин Сталинградской области. На своих уроках она всячески приветствовала нестандартную математическую логику.
Русский язык и литературу преподавала Татьяна Ильинична Наумова. Её занятия запомнились ученикам своей насыщенностью и выразительностью. Она по-настоящему любила русскую словесность и школьники чувствовали, что эта любовь неподдельна. Самых своих любимых учеников она приглашала домой и давала читать книги из личной библиотеки – Гумилёва, Ахматову, Цветаеву, Есенина. Это было небезопасно, так как некоторые из этих авторов, например, Есенин, числились в списке запрещенных.
Немецкий язык вела Евдокия Сергеевна Терновская. На её уроках в старших классах говорили только по-немецки. Она превосходно знала свой предмет и требовала того же и от старшеклассников. Об уровне данной ею подготовки можно судить хотя бы потому, что после окончания школы абитуриентка Ольга Сычёва сдала на «отлично» экзамен по немецком языку в Московском институте иностранных языков. И это безо всяких репетиторов, курсов и дополнительных занятий. Слово «репетитор» в те годы учащимся второй школы было просто незнакомо.
Уроки физкультуры проводил Владимир Николаевич Федосов – участник войны и энтузиаст своего дела. Спортзала в школе не было, снаряды стояли прямо в коридоре. Что, впрочем, не мешало занимать школе призовые места на городских спортивных соревнованиях. Особенно была известна своими достижениями женская команда по волейболу.
Директор школы, Владимир Петрович Карасёв, преподавал историю. Несмотря на своё начальственное положение, он не был резок или груб. Авторитетом же во второй школе пользовался огромным. Историю учили, чтобы на уроке оказаться на высоте, не показаться своему учителю и товарищам невеждой. Не ответить заданный урок считалось делом стыдным, почти позорным.
Химию во второй школе вела Вера Ивановна Роганова. После её уроков можно было смело ехать и сдавать этот предмет в столичные вузы. Одна из её учениц, Зоя Агафонова, сдала на отлично вступительный зкзамен по химии в Ленинградский институт инженеров водного транспорта, после чего члены экзаменационной комиссии поинтересовались, где она изучала этот предмет. «В Егорьевске», – ответила та. «Передайте вашему учителю из Егорьевска нашу большую благодарность», – сказали институтские преподаватели.

Репрессии

Репрессии, начавшиеся ещё в тридцатые, шли в Егорьевске в сороковые и начале пятидесятых. Все это знали, но боялись об этом говорить. Видя плакат «Не болтай!» люди, прежде всего, думали не о коварных шпионах, а о том, что лишнего не стоит говорить даже в присутствии членов своей семьи. Однажды, ещё до войны, Ольга Дмитриевна стала свидетельницей того, как на чёрном «воронке» приехали за человеком, жившим неподалёку, в двухэтажном доме по улице Энгельса. Соседа, человека средних лет, вывели из дома. Люди сразу высыпали на улицу, стояли и смотрели молча. Их быстро разогнали, а арестованного увезли.
В городе жило много высланных из Москвы. В доме Сычёвых тоже жил постоялец, ссыльный Матвей Иосифович Шендерович. По профессии инженер, но здесь, на 101-м километре работал простым рабочим на красильной фабрике - тихий, интеллигентный человек, с мягкими, обходительными манерами. В свободное время много читал, пересказывал детям сказки Пушкина. Таких людей в Егорьевске в те годы работало немало. Они заметно отличались от местных жителей, хотя сами к такой заметности, конечно, не стремились.

Фубры и окрестности
Ребятишки, жившие в домах по улице Энгельса, всегда старались пойти гулять в район ФУБР. Там, в кирпичных фабричных домах, в каждой комнате проживало по одной семье, и многие - многодетные. Так что играющей ребятни в тамошних дворах в хорошую погоду всегда было много, а уж лучшего места для игры в «хоронячки», чем фубровские сараи, детям не сыскать. Собирались и взрослые. Играли в лото, отдыхали после работы во дворе. Иногда слышалась гармонь. После начала войны посиделки и гулянки прекратились. Люди очень уставали, работая долгие смены, недоедали, да и не до веселья было.
Во время войны, зимой, дети часто собирались в библиотеке меланжевой фабрики – здесь было всегда тепло. Библиотекарь, Антонина Сергеевна Сидякина не только выдавала книги, но и проводила с детьми занятия. Потом полученные книжки несли домой, где читали, пользуясь самодельными керосиновыми светильниками (баночка с керосином и в ней фитиль), так как электричество в дома не подавалось. Впрочем, керосин тоже ограничили, его выдавали по карточкам, и большинство егорьевцев использовало его в плитках-керосинках для приготовления пищи.
 

Записал Алексей МАРКОВ.

Продолжение в следующем номере.

17 Апр 2014

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Дом кровли
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3