Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

Золотая рыбка

№ 49 от 3 декабря 2014 г.

Семга не умеет исполнять желания, зато стоит так, словно действительно сделана из чистого золота

Еще с весны, когда Россия запретила ввоз иностранных продуктов, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) открыла горячую линию для жалоб на рост цен. Больше всего обращений фиксируется в отношении мяса кур и рыбы. По данным Росстата, только за первую половину ноября охлажденная курятина подскочила в рознице на 27%.

Давно замечено, что в кризисные времена именно куры заменяют в рационе небогатых россиян более дорогие сорта мяса, поэтому даже малейшее повышение цен на них воспринимается крайне болезненно. Про рыбу и говорить не приходится. На первый взгляд, цифры похожие – в среднем 25-30%. Но статистика умеет с цифрами красиво играть, и формулировка «в среднем» в данном случае означает всю рыбу в целом – от селедки до «кошачьей» мойвы. На деле же рост по отдельным сортам, и прежде всего лососевым, достигает чуть ли не ста процентов.

Почему она дорожает

До введения санкций Россия съедала 140 тыс. тонн красной рыбы в год. Большую часть из них – почти 100 тыс. тонн – ввозили из Евросоюза (в основном, Норвегии и немного из Великобритании). Принятые четыре месяца назад «анти-санкции» ввоз продуктов из этих стран запретили, и эти 100 тысяч тонн теперь нужно чем-то заменить. Как выяснилось, заменять их нечем.
Сами мы производим всего 20 тыс. тонн красной рыбы в год. Удалось, правда, договориться об увеличении поставок с Чили, но только до 30-35 тыс. тонн, и не больше. Латиноамериканцы, может, и хотели бы продать больше, но не могут: слишком хорошо знают, чем это грозит. В свое время Чили вознамерилась стать лососевой державой, но выяснилось, что при превышении определенной численности поголовья начинается бесконтрольное распространение инфекций, лосось болеет и погибает.
Другим крупным поставщиком красной рыбы, не попавшим под действие эмбарго, являются Ферерские острова. Вообще-то эта группа островов в северной части Атлантического океана считается частью Дании, но вспоминают они об этом только тогда, когда нуждаются в защите, потому что армия у них с Данией общая. А в части экономики Фереры считают себя обособленным государством, поэтому к санкциям против России присоединяться не стали. Зато решив, что раз уж пользоваться особым экономическим положением, так по полной, в октябре Ферерские острова подняли оптовые цены на семгу с 6,5 до 10 долларов за килограмм. Если учесть, как за это время изменился курс доллара, получается, что цена в рублях выросла почти на 60%. Все это в совокупности и вызвало резкий скачок цен на красную рыбу в магазинах.

А где же наша рыба?
Разговоры о том, что норвежский лосось хорошо бы заменить российским, начались задолго до введения санкций. Прищучить европейских рыбаков вызвались две крупнейшие отечественные компании – «Русское море» и «Русский лосось». Для этого еще в прошлом году были закуплены мальки (правда, тоже норвежские) и созданы фермы в Мурманской области. Проблема в том, что семга – не грибы. До товарного возраста она растет два-три года, поэтому на столах россиян «урожай» из Баренцева моря окажется не раньше 2016 года. А выйти на объемы 100 тысяч тонн компании смогут лишь к 2018-2020 году.
Вот тогда и можно будет говорить о полном импортозамещении. А пока Мурманский рыбокомбинат вынужден свернуть свою деятельность по переработке рыбы. На главной странице официального сайта сейчас так и написано: «ОАО «Мурманский рыбокомбинат» остановил работу по причине отсутствия сырья - поставки живой рыбы с норвежских судов остановлены из-за введения санкций». Дело в том, что одно из крупнейших предприятий в стране (мощность 70 тыс. тонн рыбы в год) полностью оснащено норвежским оборудованием и «заточено» исключительно под норвежскую живую рыбу. То есть рыба-то может быть и любой другой национальности, но обязательно живая, а в России есть всего 2 (два!) судна, оборудованных по такой технологии.

Беда не приходит одна
Мало того, что политическая обстановка в этом году нестабильная, так еще и погода преподносит сюрпризы. На Алтае из-за ранних морозов недосчитались гречки, а на Дальнем Востоке, по данным Росрыболовства, из-за частых штормов выловили намного меньше лососевых, чем обычно: всего 312 тыс. тонн на начало октября. В среднем за год ловят 400-420 тысяч, а в 2009 году поймали рекордные 540 тыс. тонн – больше, чем когда-либо в истории.
На первый взгляд, эти цифры вызывают откровенное недоумение: мы переживаем, что недополучили от Норвегии 100 тыс. тонн, хотя сами можем ловить по полмиллиона? Но парадокс в том, что практически вся дальневосточная рыба бывает продана за рубеж, еще плавая в море. Контракты на ее продажу были заключены еще прошлой зимой, когда и подумать никто не мог ни о каких санкциях. Из всего улова на внутренний рынок, то есть нам, перепадет не более 80 тонн. Да и то – неизвестно когда ее привезут, потому что велика Россия-матушка, а Дальний Восток не зря называют «дальним».

Рыба есть, но рыбы нет
По словам Росрыболовства, в настоящий момент все дальневосточные склады загружены на 100%.
- Где рыба? Лежит в холодильниках, - говорит замглавы ведомства Василий Соколов. - Где-то ждут роста цен, где-то не могут вывезти. Порты Владивостока сейчас завалены рыбой, и не хватает специализированных вагонов, чтобы перевести этот объем.
В РЖД с такой формулировкой не согласны.
- Заявления о нехватке вагонов у меня вызывают удивление, - говорит первый заместитель гендиректора Центра фирменного транспортного обслуживания (подразделение РЖД) Сергей Колесников. - У нас 300 рефрижераторных вагонов простаивают на Дальнем Востоке из-за отсутствия груза.
Получается парадокс: рыба лежит в холодильниках и ждет вагонов, а пустые вагоны стоят и ждут рыбы.
Кроме того, в Росрыболовстве жалуются, что парк вагонов РЖД безнадежно устарел:
- Весь мир перевозит скоропортящиеся продукты в изотермических контейнерах. У РЖД они есть, но перевозка в них стоит на 30% дороже, чем в рефрижераторных, то есть сопоставима по цене с авиационной.
Дальневосточные рыбаки давно поняли, что в таких условиях везти свой улов в Центральную Россию смысла нет: небольшие партии элитной рыбы для богатых покупателей проще и быстрее отправлять самолетом, а та, что поедет по железной дороге, за время транспортировки так вырастет в цене, что рядовой потребитель ее все равно не купит.
Мало того, по пути к отечественному потребителю рыбе приходится преодолевать еще и административные барьеры. И это уже не просто парадокс, а анекдот чистой воды:
- Импортную рыбу можно ввезти в Россию по электронным документа, и в этом случае на проверку уйдет максимум 2 часа, - говорит председатель Совета директоров медиахолдинга «Новости рыболовства» Эдуард Климов. – А нашу российскую рыбу Россельхознадзор может проверять до 14 дней. Это же просто смешно!

Действительно, смешно. А еще смешнее становится, когда читаешь пресс-релизы норвежских производителей семги в зарубежной прессе. Например, крупнейший норвежский поставщик MarineHarvest теперь вместо России продает свою рыбу в Чили, а те – нам. Еще несколько компаний договорились с белорусской «Санта Бремор», которая после введения санкций увеличила поставки на российский рынок на целых 30%. А всего за месяц норвежские рыбаки увеличили импорт красной рыбы в Белоруссию втрое! То есть пока наша российская рыба гниет на Дальнем Востоке из-за того, что наши же Российские железные дороги не могут умерить свои аппетиты и снизить тарифы на ее перевозку, мы продолжаем покупать все ту же норвежскую рыбу под видом белорусской, только на порядок дороже, чем полгода назад. С этого момента смеяться почему-то больше не хочется.

Александр Савельев, руководитель Информационного агентства по рыболовству:
- Я недавно прошелся по рыбным отделам московских магазинов. Продается охлажденная рыба, цена уже за тысячу перевалила. Но это никакой не охлажденный лосось. У нас 99% рыбы, которая продается под видом охлажденной, не является таковой. Это замороженная рыба, предварительно размороженная и разложенная на льду. Что касается нашего дикого лосося, где он? Он на Дальнем Востоке и не может сюда доехать по целому ряду причин. Во-первых, министерство сельского хозяйства воздвигло непреодолимый административный барьер на его пути. Рыбаки только на ветеринарное оформление тратят в год 30 миллиардов рублей. Во-вторых, огромные транспортные тарифы. Я напомню: железнодорожный тариф на перевозку рыбы вырос за последние полтора месяца в 1,6 раза. Ну какой бизнесмен в здравом уме будет преодолевать эти барьеры, когда у него рядом страны Азиатско-Тихоокеанского региона, где эту рыбу с руками оторвут? Да еще в условиях растущего доллара. Ему проще разгрузить эту высоколиквидную, качественную рыбу в Доляне, в Пусане (города в Китае и Корее – прим. редакции), вместо того чтобы везти ее за 9 тысяч километров по совершенно невероятным ценам.

Елена ЛЕЛИКОВА

5 Дек 2014

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3