Читай онлайн

Архив номеров

  • ЕТК
  • Московская оконница
  • размещение рекламы на сайте в Егорьевске

Фоторепортажи

Фотоархив

Последние фоторепортажи

Последние комментарии

Категории публикаций

УЧИМ УВАЖАТЬ ГОРОД И СЕБЯ

В апреле этого года директор Егорьевского истори-ко-художественного музея Наталья Артёмова по хода-тайству администрации Егорьевского муниципального района была удостоена высокого звания «Заслужен-ный работник культуры Российской Федерации». 

О Егорьевском музее, других музеях мира и о месте музейного работника в сегодняшнем мире с Н. Артёмо-вой побеседовал корреспондент «Егорьевского курье-ра».

учим уважать город и себя

- Наталья Николаевна, какую пользу может извлечь Егорьевский музей из того, что его директор носит звание заслуженного работника культуры России? 

- Надеюсь, что немалую. Музей не существует в замкнутом пространстве, мы работаем с многочисленными партнёрами – организуем выставки, реализуем совместные реставрационные и экспозиционные проекты. Больше доверия к директору – больше доверия к музею и городу, ведь звание это присваивается нечасто, последний раз в нашем районе его получила около 30 лет назад очень уважаемый мной человек Людмила Ивановна Борисова, директор Центральной библиотечной системы.

- Давайте немного помечтаем. Если бы вместе с новостью о присвоении Вам этого звания пришёл бы денежный грант, скажем, в 100 тысяч на пополнение фондов Егорьевского музея, то что бы Вы приобрели?

- В спешке ничего бы приобретать не стала. Формирование музейных фондов – длительный процесс, учитывающий специфику музея, его концепцию. Без учёта этого общего замысла основателей музея коллекция легко превращается в склад старых вещей, в лучшем случае просто дорогих.

Хотя, конечно, такой грант совсем не был бы лишним. Ведь иногда с вещью сталкиваешься совершенно неожиданно и понимаешь – вот она. Так, в годы перестройки мне пришлось увидеть редчайшую серию фарфоровых статуэток «Идиоты» завода Гарднера, и стало ясно, что они превосходно могли бы вписаться в нашу экспозицию, уже имеющую несколько скульптур гарднеровской работы. Немаловажно и то, что основатель нашего музея Михаил Бардыгин был человеком с юмором, любившим позабавить и даже чем-то эпатировать посетителей. Кстати, не думайте, что сто тысяч долларов – это много для закупки предметов искусства. Страховая оценка тех статуэток составляла от 15 до 25 тысяч долларов за штуку.

- Ну а в экспедицию для поисков раритетов поехали бы?

- Да, поехала, и в дальнюю, и поближе. Например, в Измайловский парк, где тоже можно увидеть и приобрести немало интересного. И, конечно, купили бы для нашего музея абсолютно все предлагаемые по разумной цене рукописные гуслицкие книги с цветным орнаментом. Это наша история, наше наследие. Подобные книги собирал ещё Михаил Бардыгин, но, к сожалению, в 20-е и 30-е годы ХХ в. большая часть этих манускриптов была передана московским музеям и увезена из Егорьевска. Эту культурную утрату надо восстанавливать.

- А что из предметов искусства, созданных в более поздние годы, например в 1960-1970-е, ныне может предс-тавлять ценность? 

- В этот период получали немалую государственную поддержку народные промыслы России, на предприятиях работали известные мастера. Создаваемые ими в те годы гжельская керамика, павловопосадские платки, цветное стекло Гусь-Хрустального, шкатулки Палеха, Хохломы и Мстеры стали частью культурной истории России.

Возможно, многие егорьевцы владеют ныне раритетами, например фарфоровыми авторскими статуэтками легендарных гжельских художниц Л. Азаровой и Н. Квитницкой.

учим уважать город и себя

- А как вовремя заметить молодого талантливого худож-ника или скульптора, работы которого в будущем будут востребованы арт-рынком? 

- Вы задаёте мне трудный вопрос. Почти все известные художники когда-то в молодости, на заре своей художественной карьеры, были бедными и продавали свои картины за бесценок. Формирование спроса на рынке предметов искусства – очень сложный процесс. В целом работы такого художника должны нести оттенок индивидуальности, иметь узнаваемый стиль. Ну и хорошая академическая школа не помешает. Я думаю, что многие картины, написанные молодыми профессионалами в академической, реалистической манере и несущие глубокое внутреннее осмысление нашего времени, будут востребованы в будущем.

- Смогут ли через сто лет стать ценными музейными экспонатами фарфоровые сувениры в виде статуэток новых русских или гаишников, продаваемые на Арбате?

- Если эти работы выполнены мастерски и качественно, думаю, что смогут. Ведь, допустим, экспонатами нашего музея стало немало предметов, красочно изображающих персонажей 19 века: водовоза, кормилицу, жницу, торговца сбитнем и др.

- Вам довелось увидеть много зарубежных музеев. Хоти-те ли Вы, чтобы Егорьевский музей стал похожим на один из них? 

- Прелесть Егорьевского музея как раз и заключается в его непохожести ни на один из музеев мира. Что касается методов организации экспозиции, работы с посетителями, то, конечно, и у европейских, и у американских музеев нам есть чему поучиться. Посетитель, стоящий по стойке смирно и слушающий монотонный рассказ экскурсовода, ушёл там давно в прошлое. В этих музеях ныне широко применяются интерактивные экспонаты, в хорошем смысле эксплуатируется человеческое любопытство. Посетителю, будь то ребёнок или даже взрослый, всегда хочется куда-то заглянуть, что-то потрогать. Пришлось наблюдать в одном из американских музеев: к старинному платью за стеклом снаружи прилагались образцы тканей, из которых это платье сшито. Посетитель мог попробовать эту ткань на ощупь. Муляжи экспонатов используются для работы со слабовидящими посетителями, которым осязание заменяет зрение.

- И всё-таки, какой из зарубежных музеев запомнился Вам больше всего?

- Музей Келвингроу в шотландском городе Глазго. Фабричные корпуса, в которых он расположен, чем-то напоминают промышленные кварталы Егорьевска. В Келвингроу практически отсутствуют экскурсоводы, их заменяют современные электронные мультимедийные средства. Взрослые посетители ходят поодиночке, группами посещают музей только школьники. Дети чувствуют себя в музее очень раскованно, когда устают – то сидят на полу. Учителя самостоятельно, без экскурсоводов, ведут в этом музее самые обычные школьные занятия. Ещё отмечу музей Естественной истории в Лондоне, где часть экспонатов – пауки, червячки, насекомые - живые. Посетители заглядывают в какие-то норки, окошки, смотрят в микроскопы. Взрослые в этой атмосфере становятся любопытными детьми, сами делают какие-то свои маленькие открытия, и это всячески поощряется.

- Как Вы видите развитие Егорьевского музея в будущем?

- Наверное, Вы ждёте от меня рассказа о том, как мы хотим прирасти новыми экспозиционными площадями, построить новые здания… У нас, конечно, есть такие грандиозные планы, хотя многим они могут показаться нереалистичными. Воссоздание художественного отдела музея в лихие девяностые также в своё время казалось безнадёжным делом. Но проект состоялся благодаря дальновидности и финансовой поддержке городской администрации. План развития музея предполагает широкие партнёрские связи с городской властью и бизнесом. Музею очень нужна вокруг живая интересная городская среда, со старинными кварталами, с традиционными егорьевскими двухэтажными домами-лавками, витрины которых привлекали бы гостей города сладостями, изготовленными по старинным рецептам, самобытными, традиционными для нашей местности товарами, выставленными в витринах старинными вещами, рассказывающими о повседневной жизни Егорьевска прошлых веков. Это будет хорошо и для горожан, и для музея.

Мы живём в городе, который сами ещё до конца не оценили. Не понимаем, например, что корпуса Электромеханического училища – это большая архитектура, на которую, если привести здания в порядок, приедут посмотреть туристы, погулять здесь, побыть в атмосфере городской старины, по магазинам пройтись, посидеть в кафе, потратить с пользой для себя и Егорьевска свои туристические рубли и доллары…

- И что Вы практически делаете, чтобы это всё осу-ществилось? 

- Рассказываем людям, в каком замечательном месте мы живём, воспитываем уважение к своему городу и к самим себе. Ведь Егорьевск – не безликий панельный новострой, а город со своими богатыми традициями и городской культурой. А мы - потомки и земляки выдающихся людей. Сам факт существования в Егорьевске музея, обретающего популярность в России, даёт егорьевцам основание для гордости.

Хотим, чтобы горожане с любовью говорили: «Мы из Егорьевска», потому что это город развивающийся, красивый, самобытный, привлекательный для творческих индустрий и духовно богатый.

 

- Расскажите о Вашей необычной музейной сувенирной лавке.

- Наша музейная лавка – это, наверное, единственное торговое заведение в городе, для которого получение прибыли – не самая основная задача. Она – продолжение нашей экспозиции. Открывая её, мы намеревались установить некие художественные стандарты, воспитать нашего покупателя, если хотите… Были случаи, когда люди приносили к нам на реализацию продукцию, и в принципе она была достаточно ходовой, но мы её не брали, так как она, по мнению наших художников, не дотягивала до установленной нами планки.

Это – своеобразный выставочный зал, где можно увидеть картины местных художников, вещи, сделанные руками наших земляков, оригинальные фирменные сувениры, разработанные музеем, изделия самых известных промыслов России. Здесь можно сменить обстановку, пообщаться с сотрудниками магазина, которые с удовольствием расскажут об истории изделий и технологиях их изготовления, о творчестве егорьевцев, помогут подобрать замечательные подарки. Некоторые люди, покидая музей, сами начинают заниматься творчеством и выставлять свои работы в музейной лавке.

- Какое, по-вашему, главное качество, необходимое руководителю в сфере культуры?

- Когда-то в советские годы считалось, что культурой надо руководить и твёрдой рукой направлять действия мастеров культуры. Часто это заканчивалось драмами – как в случаях с Анной Ахматовой, Андреем Платоновым и Андреем Тарковским. Реже – трагикомедией, как в случае с Никитой Хрущёвым, вздумавшим во время посещения выставки в Манеже в резкой форме поучать художников, что и как им надо писать. Потом настала свобода, и выяснилось, что под её солнцем сорняки прорастают гораздо быстрее, чем ростки подлинной культуры.

Считаю, что в музейной сфере нельзя отказываться от форм работы с посетителями, сочетающих возможности приятного отдыха и приобщения к наследию культуры, поэтому должен предлагаться не только привычный осмотр музейной экспозиции, а деятельное участие людей в различных процессах: освоение старинных ремесел, дегустация блюд, приготовленных по кулинарным рецептам прошлого, участие в театрализованных реконструкциях исторических событий и т.п. Это стирает грани между разными организациями культуры, превращая привычный музей в школу, клуб и театр, разрушает замкнутость, «храмовость» музея, делает его более публичным, востребованным, раздвигает музейные границы.

Хороший руководитель в любых сферах – это человек, который непрерывно учится, впитывает, интерпретирует опыт, вовлекает в деятельность учреждения людей необычных, интересных, творческих, пусть даже и неудобных. Это человек сомневающийся, способный выслушивать критику, выстраивать партнерские отношения, мотивировать и вдохновлять коллектив на достижение самых амбициозных и невероятных целей.

24 Май 2012

комментировать

Комментарии и отзывы

Здесь пока никто ничего не писал...

Оставить отзыв:




Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами публикации данного сайта: ознакомиться с правилами.

Идет отправка комментария
  • клен
  • Три опоры
  • Дворец спорта

Опрос

  • Соц3